Сколько монахов на афоне

10 золотых правил поведения на территории монастыря

В чужой монастырь со своим уставом не ходят. Архимандрит Маркелл (Павук), духовник Киевских духовных школ решительно подтверждает данное высказывание.

– Отче, как правильно здороваться с монахами, архиереями?

– Святой апостол Павел, а также священномученик Климент Римский сравнивает христиан с воинами. Разница между христианами и обычными воинами лишь в том, что первые сражаются не с людьми, а с духами злобы поднебесной, страстями, плотью и диаволом. А на войне как на войне – есть победы и поражения. Чтобы более успешно и слаженно вести невидимую духовную брань, Господь еще в Ветхом Завете установил соответствующую иерархию людей, служащих Богу при храме. Подобная иерархия сохраняется и в новозаветные времена. Везде, куда шли апостолы с проповедью Евангелия, они рукополагали епископов, священников и диаконов.

Когда младший по званию подходит к командиру, то он отдает ему честь установленным воинским уставом образом. Армейская форма приветствия вышестоящего начальства показывает, что подчиненный готов исполнять его приказания. Также и христианин, когда подходит к священнику или епископу, как правило, берет благословение, крестообразно складывая ладони. Это одновременно и форма приветствия, и своеобразный знак, что ты этому пастырю доверяешь и готов смиряться и исполнять возложенные им на тебя послушания. Но самое главное – через благословение священника или архиерея нас благословляет Сам Христос. Нежелание человека брать благословение может свидетельствовать о недоверии к пастырю.

– Нужно ли брать благословение, входя в монастырь и выходя за его территорию?

– В древности во всех монастырях при входе стоял монах, который нес послушание вратаря (не надо путать с вратарем во время футбольной игры). Он стоял в монастырских воротах, давал всем входящим и выходящим из монастыря целовать крест и окроплял святой водой. Сейчас подобная традиция сохраняется лишь в монастыре преподобного Герасима Иорданского в Иудейской пустыне. У нас в Печерском монастыре в древности на этом особо прославился преподобный Лонгин, живший на рубеже XIII–XIV веков. Исполняя данное послушание, еще при жизни он стяжал славу прозорливого. Всем входящим в обитель он не только давал благословение, но и мог указать на их самые потаенные и тяжкие грехи, так как был отличным знатоком человеческих душ и мог безошибочно прозревать в любом человеке все его достоинства и слабости.

Сейчас, из-за большого количества паломников, сложно представить себе монаха, подающего благословение на входе каждому, да еще и с духовным наставлением.

– Все ли могут заходить в монастырские трапезные? Каковы правила поведения?

– Самое главное, для чего приходят в монастырь, – это помолиться и раскаяться в своих грехах. Трапеза – приятное продолжение молитвы. Обычно в монастырях имеются специальные трапезные для паломников, куда заходят по благословению настоятеля монастыря или благочинного. У нас на территории Лавры находятся как платные трапезные, где можно пообедать за деньги, так и бесплатные столовые для бедных, нуждающихся в помощи людей.

Также любой паломник, если остается в монастыре на продолжительный период нести какое-то послушание, то питается и проживает бесплатно.

В монастырских трапезных стараются меньше разговаривать (разве нужно что-то сказать срочно по делу) и обычно слушают чтение жития святых, духовные поучения святых отцов Церкви или творят в уме молитву. Таким образом удается избежать страсти празднословия и чревоугодия, то есть неумеренного пресыщения своего чрева, что мешает молитве и труду.

– Какая форма одежды у светских людей в монастыре?

– Все монахи в монастыре обычно ходят в черном подряснике и рясе, иногда еще в клобуке и мантии, свидетельствуя тем самым о своем отречении от мира и всех его соблазнов. Когда обычный человек идет в монастырь, то ему также нужно стараться одеваться прилично и скромно. Женщинам лучше быть не в брюках, а в длинной юбке, чтобы не обнажать ноги. Также желательно не оголять руки и шею. На голову, как правило, женщины надевают платок. Мужчинам неприлично посещать монастырь в спортивной одежде, шортах и с короткими рукавами. Заходя в храм, мужчины снимают головной убор. В воскресные и праздничные дни, идя не только в монастырь, но и в приходской храм, желательно одеваться в лучшую одежду, чтобы и у себя, и у других людей поддерживать праздничное настроение.

– К кому можно обратиться с волнующими вопросами? Точно ли поможет первый увиденный монах?

– Вопросы духовной жизни лучше всего обсуждать с монастырскими духовниками, которые имеют на такие беседы благословение священноначалия. Как правило, они исповедуют людей во время вечернего богослужения или во время Литургии до Евхаристического канона. Если нет возможности посетить богослужение, то в другое время на территории монастыря можно узнать у дежурного, как связаться и побеседовать со священником. С первым попавшимся монахом лучше не разговаривать, ибо не все могут быть компетентными разрешать сложные вопросы духовной жизни. Если безрассудно прибегать к такой помощи, то это может привести к серьезным проблемам.

Мы же не консультируемся в больнице по поводу нашей болезни с первым встречным или санитаркой. Все стараются попасть на прием к грамотному и компетентному врачу.

– Можно ли пользоваться мобильными телефонами на территории монастыря?

– Сейчас это стало серьезной проблемой, ибо многие чуть ли не срослись с ними. Конечно, лучше на территории монастыря всякое «житейское отложить попечение». В монастырь и тем более храм лучше телефон совсем не брать или хотя бы выключить, чтобы он не мешал вам и другим людям молиться. У меня тоже есть мобильный телефон, но я стараюсь, когда иду в храм, оставлять его дома. Лучше стремиться всегда через молитву быть на связи с Богом, чем с другими, пусть и очень важными и нужными нам людьми.

– Можно ли фотографировать или нужно брать на это разрешение?

– Строгого запрета на это не существует, но если вы хотите фотографировать во время богослужения, то для этого надо взять благословение у благочинного монастыря. Если вы получили такое благословение, придерживайтесь меры. Когда во время праздничных и особенно архиерейских служб присутствует много фото- и видеокамер, которые фиксируют чуть ли не каждый шаг священнослужителей, то это очень всех напрягает и утомляет. Хорошо бы издать указ, что фотографировать в храме можно лишь до ектении «Оглашенные, изыдите», а далее до окончания богослужения прекратить всякую фото- и видеосъёмку, чтобы не мешать людям молиться и не развивать в священнослужителях страсти гордыни и тщеславия.

– Можно ли заходить в храмы вне службы или это разрешается исключительно во время богослужения?

– Многие монастырские храмы всегда открыты, а потому вы можете сюда зайти и помолиться не только во время богослужения, но и в любое другое время. Разве что ночью все храмы закрываются. Но лучше находиться в храме во время службы, так как соборная молитва, возглавляемая священником, намного внимательнее, сосредоточеннее и сильнее. В храме мы все, даже до конца этого не осознавая, молимся друг о друге и таким образом один другого поддерживаем. Не зря святитель Иоанн Златоуст утверждал: «Одно “Господи помилуй”, сказанное в храме, действеннее тысячи поклонов, сделанных дома».

– Нужно ли совершать поясной поклон при входе в монастырь?

– Не только при входе в монастырь, но и перед прикладыванием к иконам, мощам, стоя на молитве, нужно стараться делать поясные или даже земные поклоны. Они к тому же помогают лучше сосредоточиться на молитве. А когда тело остается во время молитвы праздным, тогда ум невольно начинает рассеиваться и стоять в храме становится невыносимо трудно. Некоторые даже совсем молодые люди только и ищут в храме, где бы скорее присесть. Это происходит из-за того, что тело не приучено к молитвенному труду. А ведь святые отцы Церкви замечали, что молитва, при которой не потрудилось тело – это незрелый плод. Земные поклоны не делаются лишь в период от Пасхи до Пятидесятницы в знак того, что мы уже не рабы лукавого и греха, а свободные люди, так как Господь на Кресте искупил и простил все наши грехи. Теперь надо стараться с Божией помощью их больше не повторять.

– Нужно ли обязательно ставить свечи и покупать монастырскую продукцию?

– Обыкновенно все стараются это сделать, хотя никакого правила не существует. Это не обязательно. Однако каждая поставленная нами свеча – это наша маленькая жертва Богу. Важно ее делать от всей души, с молитвой и сердечным покаянием в своих грехах, иначе никакой пользы нам это не принесет, ибо лучшая жертва Творцу, как читаем мы в 50-м псалме, – дух сокрушен.
Покупая монастырскую продукцию, тоже делаем определенное пожертвование на обитель. Средства, вырученные от продаж, идут на ремонт и реставрацию храмов, оплату коммунальных услуг, зарплату рабочим, одежду и питание монастырской братии, просветительские и социальные проекты. Поверьте, что никуда за границу, ни в какие зарубежные религиозные центры, тем более в Москву, как клевещут наши недоброжелатели, они не поступают.

Беседовала Наталья Горошкова

Источник: https://pravlife.org/ru/content/10-zolotyh-pravil-povedeniya-na-territorii-monastyrya

ФОТО И ВИДЕО

Жизнь афонских монахов: взгляд изнутри

Заведующий архивом и библиотекой русского Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне монах Ермолай (Чежия) — о том, как живут и молятся русские иноки на Святой Горе.

ВИЗАНТИЙСКОЕ ВРЕМЯ И РАСПОРЯДОК ДНЯ

«На Афоне действует византийское время.Объяснить его очень трудно, — начинает свой рассказ монах Ермолай. — Когда заходит солнце, стрелки часов ставятся на полночь, но это дает разницу с московским временем летом 7 часов, а зимой — 3 часа. Поэтому трудно сказать, например: „Мы встаем в 3 часа“. В какие 3 часа?Все путаются».

Видимо, заметив непонимание, монах с улыбкой просит ручку и листок.В блокноте появляется солнце — главное и единственное мерило византийского времени.Монах Ермолай рассказывает, что с заходом солнца все монахи полуострова собираются в своих храмах на часовую службу, после которой расходятся по кельям и спят ровно пять с половиной часов.

С 6:30 утра по византийскому времени начинается так называемый келейный канон, определенный индивидуально каждому духовником монастыря, который длится в течение полутора часов.Такой духовный труд не обходится без чтения молитв, поклонов.

«Потом в 8 часов утра по византийскому времени (не путайте, в это время в России час ночи — зимой, летом — 4 часа) начинается служба, которая заканчивается большой литургией, потом все причащаемся, и после этого начинается трапеза», — рассказывает монах.

Трапеза на Афоне является продолжением богослужения.Один из монахов не прерывает молитвы на это время.Длится трапеза всего 10-15 минут. «Потом мы идем отдыхать где-то на час-полтора, после этого все выходим на послушание», — продолжает он. Исполнение послушаний занимает пять часов: с 14:00 до 19:00.

После рабочего дня — два часа личного времени, когда монахи могут погулять, ответить на письма родных, почитать, внести записи в дневник или поспать.С 21:00 в течение двух с половиной часов длится богослужение, которое также завершается трапезой.Затем монахи исповедуются и с заходом солнца вновь приступают к богослужению.

МЕНЮ МОНАХА

В основном монахи питаются овощами, фруктами, орехами, оливками, медом — тем, что дарит природа в средиземноморском климате.Монастыри закупают муку для приготовления хлеба, молочную продукцию.Монахи не употребляют мяса и лишь изредка едят рыбу.Пять дней в неделю монахи трапезничают дважды в сутки, а по средам и пятницам — в постные дни — по одному разу.

«Никаких животных мы не разводим, кроме мулашек, которые помогают нам в работе и для перевоза разных грузов в повседневной жизни. Все леса на склонах, и трактор туда заехать не может», — рассказывает монах Ермолай. На осликах перевозят инструменты для обработки земли, урожай и древесину.

ПОСЛУШАНИЯ МОНАХОВ

Когда монах попадает в монастырь, к нему присматриваются братия, духовник, настоятель.В зависимости от мирской профессии, навыков и способностей монаху даются послушания. Все послушания раздаются исходя из нужд братии: монахи готовят пищу, выращивают овощи, собирают фрукты и орехи, заготавливают дрова на зиму, изготавливают деревянную мебель, посуду, кресты, четки, делают заготовки для икон, шьют церковное облачение.

«Все необходимое для богослужений можно купить в наших лавках», — уверяет монах Ермолай. По его словам, 100 лет назад русский монастырь на Афоне славился своей швейной мастерской, которая обшивала весь полуостров.Иметь сейчас облачение из той мастерской считается большой удачей.Его до сих пор носят и реставрируют в Свято-Пантелеимоновом монастыре.Чем меньше монахов проживает в обители, тем больше послушаний каждому из них приходится выполнять.

До Первой мировой войны в Свято-Пантелеимоновом монастыре проживало более 10 тыс.монахов, сейчас — всего 105.Поэтому каждый из монахов выполняет три и более послушания.

Швейная мастерская. Фото начала XX века из архива Свято-Пантелеимонова монастыря.

ДОХОДЫ БРАТИИ

Общения между монастырями практически нет — каждая обитель представляет собой полноценный город, где изготавливается все необходимое для жизни. Еще примерно 100 лет назад афонские монахи ничего не покупали и не продавали, а заключали бартерные сделки, обменивая оливки и мед на муку и ткани. Теперь же многое, что производится на Афоне, продается.

Доход монастыря формируется из выручки от продажи оливок, оливкового масла, меда, церковной утвари, изготовленной монахами, аренды 15 га виноградников, оплаты паломниками диамонитириона — разрешения на посещение святой горы Афон, обязательного для всех гостей.

«Наш монастырь в 2014 году посетили 47 тыс. паломников, в прошлом году — чуть меньше, хотя до этого число всегда увеличивалось», — рассказывает монах Ермолай. Он уверен, что празднование 1000-летия русского монашества на Афоне и стабилизация в мировой экономике привлекут новых паломников. Нынешний экономический кризис, по словам монаха, на жизни монастыря пока не сказался.»Пока мы живем по инерции. Но если кризис затянется, скажется и на нас», — поясняет отец Ермолай.

РАСХОДЫ МОНАСТЫРЯ

Основные средства монахи тратят на покупку недостающих продуктов питания и техники.»Приходится покупать что-то, муку например, но все компенсируется — у нас до пяти тонн оливкового масла в год производится, до полутора тонн меда. На еду мы мизерную часть доходов тратим», — рассказывает монах Ермолай. Помимо этого, необходимо оплачивать телефон, а также услуги интернет-провайдера.

«Телефоном и интернетом пользуются те, для кого это необходимо для выполнения своего послушания. Например, в библиотеке у меня есть интернет, и я веду переписку с издателями, корректорами, а телефон мне понадобился для этой поездки», — объясняет монах Ермолай.

СВЯЗЬ С БОЛЬШОЙ ЗЕМЛЕЙ

Раз в день на полуостров прибывает большой паром с паломниками и грузами, он же увозит завершивших паломничество и монастырские товары. Два раза в неделю приезжает почтальон: большинство монахов поддерживают связь с родными, отправляя письма, написанные на бумаге от руки.

«НАСИЛЬНО НИКТО НЕ ДЕРЖИТ»

Ежегодно Афон посещают десятки тысяч паломников, некоторые из них пополняют ряды монастырской братии.»В монастыре могут жить до тысячи человек. Лет 10 надо, я уверен, и все кельи будут заполнены», — делится монах, вспоминая, что 15 лет назад, когда он поселился на Святой Горе, были заняты только 62 кельи.

«За 15 лет, что я живу на Афоне, примерно 50 человек поселялись у нас, а потом уходили. Это нормально для любого монастыря, насильно никто никого не держит», — говорит монах Ермолай. Диамонитирион выдается паломникам всего на четыре дня, но по благословению духовника человек может остаться и на больший срок.

НА КАКОМ ЯЗЫКЕ ГОВОРЯТ В ОБИТЕЛИ

Жители Афона говорят на самых разных языках, и все хотя бы на бытовом уровне могут изъясняться на греческом.В Свято-Пантелеимоновом монастыре большинство проживающих — русские, поэтому русский язык основной в обители, но есть и молдаване, украинцы, один немец и один грузин — наш собеседник.

Из-за большого числа паломников кажется, что ни о каком уединении и покое не может идти речь. Отец Ермолай поясняет: «На Афоне почти не говорят, чаще — шепотом. Все погружены в молитву».

МОНАШЕСКАЯ УСЫПАЛЬНИЦА

На Святой Горе существует традиция выкапывать из могил останки монахов через три года после их захоронения и переносить в специальную усыпальницу.Черепа хранятся отдельно от костей, на них пишут имя монаха и год смерти.Останки извлекают с целью увидеть, какого цвета кости усопшего.

На Афоне существует предание: если кости чистые и белого цвета с характерной желтизной, то монах обрел милость у Бога. Если цвет костей скорее желто-восковый, переходящий в светло-коричневый, то душа усопшего ближе к Богу.По словам отца Ермолая, он лично убедился в истинности этого верования.Создавая жизнеописания знаменитых старцев, он решил приложить к ним изображения останков.

Костница Пантелеимонова монастыря

«К моему большому удивлению и радости, все кости, соответствующие жизнеописаниям, были именно благодатного цвета.Причем такие кости составляют лишь 30% всей монастырской костницы.При виде таких благодатных глав вместо обычного страха и отторжения возникает чувство огромного уважения и благоговения.Хочется смотреть и смотреть на них, как на фактическое проявление истинной святости».

Источник: http://afon-oros.ru/photogallery/life-monks.shtml

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *