Священномученик Фаддей Успенский

ФАДДЕЙ (УСПЕНСКИЙ)

Епископ Владимиро-Волынский Фаддей (Успенский). 1908 год

Фаддей (Успенский) (1872 — 1937), архиепископ Тверской, священномученик

Память 13 октября в день обретения мощей в 1993 году , 18 декабря в день кончины, в Соборах новомучеников и исповедников Церкви Русской, а также Тверских и Житомирских (Укр.) святых

В миру Иван Васильевич Успенский, родился 12 ноября 1872 года в селе Наруксово Лукоянского уезда Нижегородской губернии в семье священника Василия Успенского. Дед будущего святителя также был священником, и знавшие его почитали как человека высокой духовности, как настоящего молитвенника, как человека, имевшего глубокую веру и любящее, кроткое сердце. Из всех своих внуков он больше других любил Ивана, которого в шутку называл архиереем.

В 1892 году окончил Нижегородскую духовную семинарию, после чего поступил в Московскую духовную академию, во время обучения в которой окончательно определился в выборе своего дальнейшего духовного пути, решив стать монахом. Вскоре, после окончания академии в 1897 году, был пострижен в монашество с наречением ему имени Фаддей и рукоположен в сан сначала иеродиакона, а через небольшое время — иеромонаха.

Первым назначением иеромонаха Фаддея стала должность преподавателя Смоленской духовной семинарии. В 1900 г. он переводится в Уфимскую духовную семинарию, где за диссертацию «Единство книги пророка Исаии» получает степень магистра богословия. В 1902 г. отец Фаддей становится инспектором, а затем — ректором той же семинарии с возведением одновременно в сан архимандрита. Еще через год — новое назначение — ректором Олонецкой духовной семинарии.

В 1902 году им была написана книга «Записки по дидактике», а в 1908 году — объемное исследование по Священному Писанию Ветхого Завета под названием «Иегова», за которое ему была присуждена степень доктора богословия.

21 декабря 1908 года был хиротонисан во епископа Владимиро-Волынского, викария Волынской епархии. Став архиереем, он не изменил подлинно аскетической направленности своей жизни, и пасомые сразу же почувствовали в нем настоящего подвижника, образец кротости, смирения и чистоты.

Архиепископ Фаддей (Успенский). Астрахань. 1920-е годы

В 1917 году Волынь поочередно оккупировали то немцы, то поляки, то петлюровцы. После того, как правящий архиерей, архиепископ Евлогий (Георгиевский) оказался вне пределов своей епархии, управление ею перешло к епископу Фаддею. Вскоре после прихода к власти большевиков последовал первый арест владыки. Сразу же после его ареста в Волынский ЧК поступило заявление от группы православных епархии с просьбой отпустить их архипастыря, никоим образом не причастного к какой-либо политической деятельности. Но вместо освобождения епископ Фаддей был переведен в Харьковскую тюрьму, где содержался до решения властей о высылке его за пределы Украины как пользующегося огромным авторитетом среди местного населения.

Весной 1922 года владыка прибыл в Москву и обратился к патриарху Тихону с просьбой определить его на кафедру в один из волжских городов, поскольку он был родом из этих мест. Но новый, ничем не обоснованный арест помешал этому назначению. В сентябре 1922 года по «делу» святителя Фаддея, к тому времени возведенного уже в сан архиепископа, было составлено обвинительное заключение, где, в частности, говорилось:

«… принимая во внимание его административную высылку из пределов УССР за контрреволюционную деятельность… Успенского, как политически вредный элемент, подвергнуть административной высылке сроком на один год в пределы Зырянской области».

Из Москвы архиепископа Фаддея перевезли вместе с митрополитом Кириллом (Смирновым) во Владимирскую тюрьму, где они оказались в крайне тяжелых условиях как в бытовом, так и в психологическом отношениях.

«Поместили в большую камеру вместе с ворами, — вспоминал впоследствии митрополит Кирилл, — свободных коек нет, нужно располагаться на полу, и мы поместились в углу. Страшная тюремная обстановка среди воров и убийц подействовала на меня удручающе… Владыка Фаддей, напротив, был спокоен и, сидя в своем углу на полу, все время о чем-то думал, а по ночам молился. Как-то ночью, когда все спали, а я сидел в тоске и отчаянии, Владыка взял меня за руку и сказал: «Для нас настало настоящее христианское время. Не печаль, а радость должна наполнять наши души. Сейчас наши души должны открыться для подвига и жертв. Не унывайте. Христос ведь с нами.» Моя рука была в его руке, и я почувствовал, как будто по моей руке бежит какой-то огненный поток. В какую-то минуту во мне изменилось все, я забыл о своей участи, на душе стало спокойно и радостно. Я дважды поцеловал его руку, благодаря Бога за дар утешения, которым владел этот праведник».

Архиепископ Фаддей (Успенский). Внутренняя тюрьма ГПУ. 1922 год

Летом 1923 г. срок ссылки архиепископа Фаддея закончился, и он временно поселился в Волоколамске, а служить ездил в московские храмы.

Осенью того же года Священный Синод под председательством Патриарха Тихона назначил архиепископа Фаддея на Астраханскую кафедру, где церковное управление было незаконно захвачено обновленцами; но большая часть духовенства и верующего народа не признавала власти живоцерковников и не подчинялась ее распоряжениям. Святителю Фаддею предстояло объединить вокруг себя православных и восстановить каноническое подчинение Астраханского епархиального управления законной власти Святейшего Патриарха.

В декабре 1923 г. будущий священномученик выехал к месту своего нового служения. Ехал он без сопровождения, в старой порыжевшей рясе, с небольшим потрепанным саквояжем. Как только поезд остановился в Астрахани, купе заполнилось встречавшим архиепископа духовенством. Все подходили к нему под благословение, затем стали предлагать свои услуги для доставки багажа и с удивлением обнаружили, что никакого багажа у их нового архиерея просто нет.

Владыка был крайне смущен столь торжественной встречей; выйдя на перрон, он смутился еще больше, увидев толпу встречающих; а на привокзальной площади — настоящее людское море…

Сразу же по приезде какие-то сердобольные старушки принесли владыке большое количество только что сшитой одежды; староста храма в честь святого князя Владимира, заметив на ногах святителя ветхие, с заплатами сапоги, принес ему новую добротную обувь. Но архиепископ Фаддей, верный своим монашеским обетам, все раздавал нуждающимся, оставляя себе лишь крайне необходимое для жизни.

Жил святитель Фаддей на удивление скромно. Весь его архиерейский «дом» размещался в двух маленьких комнатках. Одна служила столовой, приемной и кабинетом, вторая — спальней. Каждое утро и каждый вечер Владыка шел одной и той же дорогой, через парк в храм, на богослужение. Каждый раз его встречали люди, чтобы идти в храм вместе с ним. И долгое время потом эта дорога называлась «Фаддеевской».

Где бы святитель ни жил, он никогда не имел ничего своего. Угощали его обедом или чаем — он ел и пил, если нет — никогда не спрашивал. Он всегда и везде считал себя гостем, зависимым от того, кто ему помогал или прислуживал.

За время своего пребывания в Астрахани архиепископ Фаддей сплотил вокруг себя почти все духовенство, не прибегая при этом ни к каким организационным мерам. Обновленческий раскол был преодолен, хотя Владыка ни одного из обновленцев не подвергал административным прещениям и ни одного слова не сказал против них публично. Пример его личной жизни был действеннее любых мер и красноречивее всех слов.

Денег Владыка ни от кого не брал, и некоторые астраханские приходы взяли на себя материальные расходы, связанные с содержанием квартиры, ее отоплением и освещением. В управлении епархией он почти устранился от административной части. У него не было канцелярии, была только именная печать для ставленнических грамот и указов о назначениях и перемещениях. За всю свою архиерейскую деятельность Святитель ни на кого не накладывал дисциплинарных взысканий, никто не слышал от него даже упрека или слова, сказанного в повышенном тоне. Он всегда и всюду ходил в своей единственной заплатанной рясе, в старых, перечиненных сапогах, имел одно дешевое облачение и одну митру. Но он всегда был готов сказать слово утешения любому человеку, оказать ему реальную помощь, просто выслушать. Ежедневно: утром и вечером — служба в церкви; днем — прием посетителей, постоянно толпившихся на лестнице, в коридоре и во дворе дома, где снималось жилье для святителя. Однажды какой-то сельский священник, знавший о предельной простоте приема посетителей архиереем, пришел к нему прямо с парохода в шесть часов утра. И был принят. Этому священнику ждать пришлось всего минут десять, пока владыка умывался…

В октябре 1926 года в связи с арестом Патриаршего Местоблюстителя митрополита Сергия (Страгородского) архиепископ Фаддей вынужден был покинуть Астрахань для исполнения возложенных на него обязанностей по управлению Русской Церковью. Но на пути в Москву он был задержан и отправлен в город Кузнецк Саратовской области без права выезда. Пребывая здесь, с 27 июня по 27 октября 1927 года числился архиепископом Пятигорским, но отбыть по назначению не мог. Митрополит Сергий, освобожденный к тому времени из тюрьмы, назначил его 27 октября 1927 года на Саратовскую кафедру, а через непродолжительное время на Тверскую . Только в марте 1928 года владыка Фаддей получил разрешение на выезд из Кузнецка. В Тверской земле он и провел последние годы своей исповеднической жизни, закончившейся мученической смертью.

Архиепископ Фаддей (Успенский). Тверь. 1936 год

В Твери, как и в Астрахани, владыка Фаддей был окружен всеобщей любовью верующих. Неизменно сохранявший высокий духовно-аскетический строй своей жизни он являл собою людям необычайную духовную красоту. К последним годам жизни святителя относится целый ряд удивительных свидетельств очевидцев об открывшихся в нем сверхъестественных духовных дарованиях — прозорливости и исцеления. В сознании тысяч верующих он стал окружен ореолом святости и нравственного совершенства.

В середине тридцатых годов начался новый этап усиленного давления на православие со стороны безбожной власти, опиравшейся в своей церковной политике на вероотступное обновленчество. Храмы повсеместно отбирались в пользу обновленцев. Православное духовенство вынуждали к отказу от своего служения. 29 сентября 1936 г. тверские власти лишили архиепископа Фаддея регистрации и запретили ему служить, но Владыка продолжал совершать богослужения в последнем сохранившемся в епархии у православных храме за Волгой, а местное духовенство по-прежнему сносилось с ним как со своим правящим архиереем.

Летом 1937 г. в Твери, как и повсюду, начались массовые аресты. Было арестовано почти все духовенство епархии. В октябре того же года один из священников после продолжительных пыток согласился подписать клеветнические сведения об архиепископе Фаддее. В качестве лжесвидетелей охотно выступили представители обновленчества.

20 декабря 1937 г., около восьми часов вечера, в дом святителя пришли сотрудники НКВД, предъявившие ордер на обыск и на арест. В результате тщательного и продолжительного обыска они не обнаружили ничего кроме одного облачения, потира, дароносицы, двадцати семи свечей, нескольких четок, святоотеческих книг и тетрадей с записями духовного характера. Один из участвовавших в обыске в изумлении спросил:

— На что же вы живете? — Мы живем подаянием, — ответил архиепископ.

На допросах в тюрьме Владыка держался мужественно, сохраняя спокойствие и отрешенность даже в самых критических ситуациях. Следователи всеми мерами требовали от него признания в заведомо лживых обвинениях и добивались узнать, как и кто помогал ему материально.

«В контрреволюционной деятельности виновным себя не признаю, — твердо свидетельствовал святитель. — Материальная помощь передавалась мне лично в церкви в виде доброхотных подношений. Фамилии этих лиц я назвать не имею возможности, так как их не знаю.»

Через десять дней после ареста архиепископ Фаддей был приговорен к расстрелу. Он обвинялся в том, что

«являясь руководителем церковно-монархической организации, имел тесную связь с ликвидированной церковно-фашистской организацией в городе Кашине (участники которой в числе 50 человек приговорены к высшей мере наказания), давал задания участникам на организацию и насаждение церковно-монархических групп и повстанческих ячеек, осуществлял руководство по сбору средств на построение нелегального монастыря и руководил организацией систематической агитации».

Святитель Фаддей (Успенский) был казнен 31 декабря 1937 года. Ходили слухи, что его утопили в яме с нечистотами. После его смерти тюремный врач предупредила верующих, что вскоре владыку повезут хоронить. Место, где было зарыто мученическое тело, узнали две женщины, оставшиеся преданными святому и по его кончине. Весной 1938 г. после Пасхи они вскрыли могилу и переложили останки священномученика в простой гроб. Одна из женщин вложила в руку владыке пасхальное яйцо. На месте захоронения, на тверском кладбище «Неопалимая Купина» в Затверечье, был поставлен крест и на нем сделана надпись. Но вскоре этот крест был уничтожен властями (крест был восстановлен в 1990-х годах). Память о архиепископе Фаддее и почитание его как святого сохранились среди верующих Твери до нынешнего времени. Существует ряд свидетельств о его посмертном молитвенном предстательстве пред Богом за тех, кто хранил эту память.

26 октября 1993 года, в праздник Иверской иконы Божией Матери, были обретены честные останки архипастыря-мученика, которые находятся ныне в Вознесенском Тверском соборе.

Прославлен в лике святых новомучеников и исповедников Российских Архиерейским Собором Русской Православной Церкви 23 февраля 1997 года.

Оценки современников

Сщмч. Фаддей, архиепископ Тверской

Свт. Тихон (Белавин), патриарх: «Знаете ли Вы, что владыка святой человек? Он необыкновенный, редкий человек. Такие светильники Церкви — явление необычайное. Но его нужно беречь, потому что такой крайний аскетизм, полнейшее пренебрежение ко всему житейскому отражается на здоровье. Разумеется, владыка избрал святой, но трудный путь, немногим дана такая сила духа».

Священник Ксенофонт Цендровский, главный идеолог и лидер обновленчества в Астрахани, принося публичное покаяние в грехе раскола, сказал следующее:

«Долго я коснел в грехе обновленчества. Совесть моя была спокойна, потому что мне казалось, что я делаю какое-то нужное и правое дело. Но вот я увидел Владыку Фаддея; я смотрел на него и чувствовал, как в душе моей совершается какой-то переворот. Я не мог вынести чистого, проникновенного взгляда, который обличал меня в грехе и согревал всепрощающей любовью, и поспешил уйти. Теперь я ясно сознавал, что увидел человека, которому можно поклониться не только в душе, но и здесь, на Ваших глазах».

Тропарь, глас 1

Хвала Богу и жертва живая житие твое, священномучениче Фаддее, явися. Постом, бдением и молитвою Небесная дарования приим, многим добрый помощник и утешитель бысть. Пастырскою мудростию и тихостию нрава украшен, лукавства врагов Христовых препобедил еси. Слава Давшему тебе во страданиих крепость, слава, яко мученика, Венчавшему тя, слава Действующему тобою всем исцеления.

Биография

Родился в 1872 году селе Наруксово Нижегородской губернии. Его отец, Василий Федорович — местный благочинный, протоиерей, награждённый редкой для священников наградой — палицей (1916), а также орденом святого Владимира 4 ст. (1912). Мать — Лидия Андреевна. В семье было девять сыновей и две дочери.

Окончил Нижегородскую духовную семинарию, обучался в Московской духовной академии, которую окончил в 1896 году со званием кандидата богословия. В 1896—1897 годы был профессорским стипендиатом академии. Магистр богословия (1901; диссертация: «Единство книги пророка Исайи». Сергиев Посад, 1901).

Монашество и преподавательская деятельность

Под влиянием ректора академии епископа Антония (Храповицкого) решает принять монашество.

В августе 1897 года был пострижен в монашество с наречением ему имени Фаддей и рукоположен в сан иеродиакона.

С 21 сентября 1897 года — иеромонах, преподаватель логики, философии и дидактики Смоленской духовной семинарии.

19 ноября 1898 года переведён на должность инспектора Минской духовной семинарии с исправлением обязанностей преподавателя Священного Писания.

С 1900 года — преподаватель основного догматического и нравственного богословия в Уфимской духовной семинарии.

5 марта 1902 года назначен инспектором Уфимской духовной семинарии с возведением в сан архимандрита (возведён 15 марта). В этот период он издаёт «Записки по дидактике» — свой основной труд по церковной педагогике и воспитанию.

С 8 января 1903 года — ректор Олонецкой духовной семинарии.

Епископ Владимиро-Волынский

Епархиальный дом во Владимире-Волынском, в котором жил епископ Фаддей; на здании установлена плита в память об этом

21 декабря 1908 года хиротонисан во епископа Владимиро-Волынского, второго викария Волынской епархии. Хиротонию совершили: архиепископ Волынский Антоний (Храповицкий), епископ Гродненский и Брестский Михаил (Ермаков), епископ Холмский и Люблинский Евлогий (Георгиевский) и епископ Белостокский Владимир (Тихоницкий).

28 февраля 1913 года переименован в первого викария. Став епископом, он не изменил взятому на себя монашескому подвигу, сурово постился и много молился.

Осенью 1916 года ему было поручено временное управление Владикавказской епархией на время болезни епископа Владикавказского Антонина (Грановского). 28 января 1917 вернулся к исполнению обязанностей епископа Владимиро-Волынского.

В 1919 году, после того, как правящий Волынский архиерей архиепископ Евлогий (Георгиевский) вынужден был оставить свою кафедру и уехать за границу, епископ Фаддей стал исполнять его обязанности. В период существования Украинской народной республики отказался вступать в переписку с её представителями на украинском языке, несмотря на угрозы высылки с Украины.

В ноябре 1921 году епископ Фаддей был арестован в Житомире большевиками по обвинению в участии в повстанческом движении на Волыни. Верующие просили освободить его из тюрьмы: «Епископ Фаддей много лет известен в городе Житомире, где нет храма, в котором бы он не богослужил и не проповедовал. Нам известна и его личная жизнь как молитвенника и пастыря. Никогда епископ Фаддей не вмешивался в политику, ничего не предпринимал против советской власти, ни к чему противозаконному никого и никогда не призывал».

Владыку перевезли в Харьков, где после допроса местная ВУЧКа постановила: «… выслать епископа Фаддея в распоряжение Патриарха Тихона с правом жительства только в одной из центральных северных губерний РСФСР и Западной Сибири со взятием подписки о регистрации в органах ЧК…». 9 марта 1922 он был освобожден из харьковской тюрьмы и на следующий день выехал в Москву.

Архиепископ Астраханский

По прибытии в Москву и беседы с Патриархом Тихоном 13 марта 1922 состоялось его назначение на Астраханскую кафедру, с возведением его в сан архиепископа. Но выехать в Астрахань и приступить к своим архипастырским обязанностям на этой кафедре владыке Фаддею удалось лишь в декабре 1923 года.

В 1922 году был арестован и обвинён в том, что способствовал печатанию воззвания к пастве временно управлявшего церковью после ареста Патриарха Тихона митрополита Агафангела с призывом хранить в чистоте устои Церкви и остерегаться тех, кто пытается незаконно узурпировать церковную власть (то есть лидеров обновленческого движения, которые при поддержке большевиков пытались захватить власть в церкви).

Вместе с митрополитом Кириллом (Смирновым) находился во Владимирской тюрьме. Владыка Кирилл вспоминал:

«Поместили в большую камеру вместе с ворами. Свободных коек нет, нужно располагаться на полу, и мы поместились в углу. Страшная тюремная обстановка среди воров и убийц подействовала на меня удручающе… Владыка Фаддей, напротив, был спокоен и, сидя в своем углу на полу, все время о чем-то думал, а по ночам молился. Как-то ночью, когда все спали, а я сидел в тоске и отчаянии, владыка взял меня за руку и сказал: „Для нас настало настоящее христианское время. Не печаль, а радость должна наполнять наши души. Сейчас наши души должны открыться для подвига и жертв. Не унывайте. Христос ведь с нами“».

Поступавшие ему передачи отдавал старосте камеры, который делил их на всех заключённых. Отдал другому заключённому епископу подушку, а сам спал, положив под голову руку. Был выслан на год в Зырянский край.

Летом 1923 года, после окончания ссылки, жил в Волоколамске, служил в московских храмах. В 1923 выехал в Астрахань, где приступил к обязанностям правящего архиерея. Вёл крайне скромный образ жизни, ходил в старенькой залатанной рясе, в стареньких, чиненых сапогах, имел одно облачение и одну митру. Часто проводил богослужения, после службы вёл беседы с верующими, разъясняя им Священное Писание, много проповедовал. Противодействовал «обновленческому» движению. Патриарх Тихон говорил одному из жителей Астрахани: «Знаете ли Вы, что владыка Фаддей святой человек? Он необыкновенный, редкий человек. Такие светильники Церкви — явление необычайное. Но его нужно беречь, потому что такой крайний аскетизм, полнейшее пренебрежение ко всему житейскому отражается на здоровье. Разумеется, владыка избрал святой, но трудный путь, немногим дана такая сила духа. Надо молиться, чтобы Господь укрепил его на пути этого подвига». Оказывал помощь и поддержку местным священником (например, Петру Зиновьеву).

В 1926 году после ареста заместителя Патриаршего местоблюстителя митрополита Сергия (Страгородского) в его обязанности временно вступил митрополит Иосиф (Петровых), который, в свою очередь, 8 декабря 1926 назначил своими преемниками на случай ареста архиепископов: Екатеринбургского Корнилия (Соболева), Астраханского Фаддея (Успенского) и Угличского Серафима (Самойловича). После ареста архиепископ Иосифа и зная, что архиепископ Корнилий находится в ссылке не мог выполнить возложенное на него поручение, владыка Фаддей в середине декабря 1926 выехал из Астрахани в Москву, чтобы приступить к временному руководству церковью. Однако в Саратове он был задержан и выслан в город Кузнецк Саратовской губернии.

Архиепископ Пятигорский

После освобождения митрополита Сергия и издания им Декларации 1927 года о безоговорочной лояльности советской власти на её условиях, остался в подчинении заместителя Патриаршего местоблюстителя. На тот момент был епископом Пятигорским (с 27 июня по 27 октября 1927 года).

Архиепископ Саратовский

В марте 1928 года освобождён, назначен архиепископом Саратовским. По воспоминаниям одной из прихожанок, «службы совершал долго, литургию с 10 до 3 часов дня. Служил много, все воскресные праздничные всенощные и литургии, акафисты, праздники святых. Был отличный проповедник, каждую службу говорил проповеди, так что дети стояли и не уставали. Его при жизни считали святым».

Архиепископ Калининский и Кашинский

В ноябре 1928 года был переведён в Тверь (Калинин), архиепископ Калининский и Кашинский. Как и в Астрахани, много проповедовал, пользовался любовью паствы, что вызывало раздражение властей.

Тверичи часто обращались к владыке за советами по различным вопросам. Прославился своей прозорливостью. Известно много случаев, когда он её проявлял, в частности следующий: «Как-то пришла к владыке женщина и сказала: — К дочке ходил богатый жених и приносил подарки. У нас завтра свадьба. Благословите. — Подождите немного. Подождите две недели, — ответил владыка — Ну, как же подождать, у нас все приготовлено: и колбасы куплены, и вино, и студень наварен. — Нужно подождать немного, — настаивал архиепископ. Через две недели приехала жена „жениха“ с двумя маленькими детьми и забрала его домой».

Один из знакомых владыки по Астрахани и Твери, Аркадий Ильич Кузнецов вспоминал о нём: «Я должен воссоздать образ человека необычайной монашеской красоты: мистического склада души, аскетических подвигов, ревностного, до самоотверженности, отношения к Церкви, смирения, кротости, беспредельной доброты и любви к людям. Какая-то необычайная гармония царила во всем существе этого человека».

Неподалеку от города, в селе Пречистый Бор Архиепископ Фаддей снимал дачу и ездил туда, когда хотел поработать. «Многие думают, что я уезжаю на дачу отдыхать, — говорил он, — а я уезжаю работать и ложусь здесь в три часа ночи. Нужно бы секретаря, но секретаря у меня нет, я все делаю сам». Люди запросто подходили к нему за советом, даже приходили домой и приезжали на дачу, которую он снимал в летнее время в Пречистом Бору, и он охотно принимал всех нуждающихся в его слове.

29 сентября 1936 года власти лишили архиепископа Фаддея регистрации и запретили ему служить, но владыка продолжал служить.

Летом 1937 года в Твери, как и повсюду, начались массовые аресты. Было арестовано почти все духовенство епархии. В октябре того же года один из священников после продолжительных пыток согласился подписать клеветнические сведения об архиепископе Фаддее. В качестве лжесвидетелей охотно выступили представители обновленчества.

Арест и мученическая кончина

20 декабря 1937 года был арестован. На допросах держался мужественно, виновным в контрреволюционной деятельности себя не признал. На вопрос, кто оказывал материальную помощь епархии, ответил: «Материальная помощь передавалась мне лично в церкви в виде доброхотных подношений, фамилии этих лиц я назвать не имею возможности, так как их не знаю».

Во время тюремного заключения был помещён вместе с уголовниками, которые его унижали, ему приходилось спать под нарами. В житии архиепископа рассказывается, как однажды ночью Богоматерь «явилась главарю уголовников и грозно сказала ему: „Не трогайте святого мужа, иначе все вы лютой смертью погибнете“. Наутро он пересказал сон товарищам, и они решили посмотреть, жив ли ещё святой старец. Заглянув под нары, они увидели, что оттуда изливается ослепительный свет, и в ужасе отшатнулись, прося у святителя прощения. С этого дня все насмешки прекратились, и уголовники даже начали заботиться о владыке. Начальство заметило перемену в отношении заключённых к владыке, и его перевели в другую камеру».

Рака с мощами священномученика Фаддея в Вознесенском соборе Твери. Архитектор В. А. Звёздкин

Через десять дней после ареста был приговорён к расстрелу по обвинению в руководстве церковно-монархической организацией.

По словам члена Синодальной комиссии по канонизации святых Русской православной церкви, протоиерея Георгия Митрофанова, «следователь настолько ожесточился против него, что приказал не расстреливать его, а утопить живым в тюремном клозете». Тюремный врач предупредил верующих о времени похорон владыки (как и другие казнённые, он был похоронен без гроба). Благодаря этому стало возможно в дальнейшем обрести его мощи.

Почитание и канонизация

Весной 1938 году после Пасхи верующие тайно вскрыли могилу и переложили его тело в наскоро сколоченный гроб, а в руку ему было вложено крашеное пасхальное яйцо. О смерти архиепископа было сообщено тогда же Местоблюстителю Патриаршего престола митрополиту Сергию (Страгородскому), который совершил заочное отпевание.

На месте могилы был поставлен крест, и на нём сделана надпись, но вскоре он был уничтожен властями. Это место все советские годы почиталось православными.

26 октября 1993 году были обретены его честные мощи, которые находятся ныне в Вознесенском соборе города Твери.

Член Синодальной комиссии по канонизации святых Русской православной церкви протоиерей Георгий Митрофанов назвал архиепископа Фаддея «самым светлым и одновременно очень трагичным примером» стойкости людей, подвергшихся гонениям.

В 1997 году Архиерейским собором Русской православной церкви причислен к лику святых как новомученик.

В Екатеринбургской епархии в 2007 году по благословению архиепископа Екатеринбургского и Верхотурского Викентия (Мораря) открыта и действует Екатеринбургская православная учительская семинария во имя священномученика Фаддея (Успенского).

Священномученик Фаддей (Успенский)

В издательстве Сретенского монастыря в серии «На страже веры» вышла новая книга: «Священномученик Фаддей Успенский». Составитель Ольга Рожнева.

Священномученик Фаддей Успенский / Cост. О. Л. Рожнева. — М. : Изд-во Сретенского монастыря, 2017. — 144 с. : ил. — (На страже веры).

Книга посвящена cвященномученику Фаддею (Успенскому; 1872–1937), архиепископу Тверскому. Патриарх Тихон говорил о нем: «Знаете ли вы, что владыка Фаддей — святой человек? Он не обыкновенный, редкий человек. Такие светильники Церкви — явление необычайное». Владыка Фаддей принял мученическую смерть за Христа с мужеством и вдохновением мучеников Церкви первых веков.

Священномученик Фаддей, архиепископ Тверской (в миру Иван Васильевич Успенский), — сын священника и внук священника. Родился он 12 ноября 1872 года в селе Наруксово Нижегородской губернии. Учился Иван, продолжая семейную традицию, в Нижегородском духовном училище, а затем в Нижегородской духовной семинарии. В 1892 году, в возрасте двадцати лет, поступил в Московскую духовную академию. В то время ректором академии был архимандрит Антоний (Храповицкий), философ и богослов, впоследствии митрополит Киевский и Галицкий, еще позднее, после Гражданской войны в России, первый председатель Архиерейского Синода Русской Православной Церкви Заграницей.

Игумен Дамаскин (Орловский) писал о юности будущего владыки Фаддея: «Учась в академии, Иван Васильевич обустраивал свой внутренний мир, проявляя в этом деле редкостное терпение. Желая знать о себе все в точности, он вел ежедневный дневник. Открывая ему свою душу, он сохранял удивительное целомудрие и утонченно-христианскую деликатность, записывая только то, что действительно существенно и важно, не позволяя себе в писании о других входить в излишние подробности, которые могли бы кому-нибудь повредить. Нежная душа его, сохранившая детскость и простоту, стремилась лишь к любви к Богу и безупречному исполнению заповедей, и он зорко следил за моментами ослабления этой любви, скорбя об охлаждении и душевной расслабленности, и вновь и вновь обращался за помощью к Богу».

В августе 1897 года Иван Успенский был пострижен в монашество с именем Фаддей, в память апостола Фаддея. В том же месяце он был рукоположен в сан иеродиакона, а через месяц в сан иеромонаха, с назначением на должность преподавателя логики, философии и дидактики в Смоленскую духовную семинарию.

В декабре 1908 года в городе Владимире-Волынском, в храме Христорождественского монастыря, состоялось наречение архимандрита Фаддея во епископа Владимиро-Волынского, первого викария Волынской епархии.

В 1918–1919 годы Волынь оказалась ввергнута во все ужасы оккупации, междоусобицы и разрушения: ее поочередно оккупировали то немцы, то поляки, то петлюровцы.

Владыка Фаддей был арестован. После выхода из тюрьмы он был назначен на Астраханскую кафедру. А в Астрахани был разгар обновленчества, с которым владыка начал борьбу.

А. А. Соловьев рассказывал такой интересный факт: «В 1925 году обновленческий “митрополит” Александр Введенский читал во всех городах по Волге свои лекции и вел диспуты. Одновременно на местах он проводил политику укрепления обновленчества. О своей поездке Введенский поместил очерк в журнале “ВЦУ”. В нем он писал, что “в Астрахани ничего нельзя сделать для Церкви, пока там сидит епископ-фанатик Фаддей (Успенский)”. Конечно, правильнее было бы сказать, что в Астрахани нельзя причинить вреда Церкви, пока там такой дивный епископ Фаддей».

В 1926 году был арестован заместитель Патриаршего Местоблюстителя митрополит Сергий (Страгородский), и в его обязанности временно вступил митрополит Иосиф (Петровых). Аресты священнослужителей и архиереев следовали один за другим, поэтому митрополит Иосиф на случай собственного ареста также назначил нескольких архиепископов, в надежде на то, что на свободе останется хоть один из них. Одним из трех преемников был архиепископ Астраханский Фаддей (Успенский). Митрополита Иосифа, действительно, в скором времени арестовали, один из назначенных им преемников, архиепископ Корнилий (Соболев), находился в ссылке. И тогда, в середине декабря 1926 года, владыка Фаддей выехал из Астрахани в Москву, чтобы приступить к временному руководству Церковью. Евгений Тучков, начальник шестого отделения Секретного отдела ГПУ-ОГПУ, к компетенции которого относилась борьба с религиозными организациями в СССР, именовавший сам себя «советским обер-прокурором», распорядился задержать владыку Фаддея и отправить его в город Кузнецк Саратовской области, причем владыке было запрещено покидать Кузнецк. После своего освобождения из тюрьмы митрополит Сергий (Страгородский) назначил владыку Фаддея архиепископом Саратовским.

В ноябре 1928 года владыка Фаддей был переведен в Тверь. Летом 1937 года начались массовые аресты, было арестовано почти все духовенство Твери и области, а также многие верующие миряне. Многие из них были расстреляны. 20 декабря сотрудники НКВД арестовали архиепископа Фаддея.

Игумен Дамаскин (Орловский) писал: «Недолго пробыл владыка в тюрьме, но и в эти последние дни ему пришлось претерпеть множество унижений. Тюремное начальство поместило владыку в камеру с уголовниками, и те насмехались над ним, старались его унизить… Он с кротостью и смирением переносил все мучения и издевательства. Лежа под нарами и непрестанно молясь, он в последние свои дни на земле смиренно нес крест, утяжеленный теперь унижением и поношением. И тогда Матерь Божия Сама заступилась за Своего праведника». Она явилась обидчикам, которые сначала прекратили его мучить от страха перед Божией Матерью, а потом прониклись уважением к владыке Фаддею.

Владыка говорил: «А как относимся мы обыкновенно к страданиям? Как часто ропщем, проклинаем их, вместо того чтобы благословлять, если не во время самой скорби, то хотя бы после, когда сделалась несомненною ее польза для нас. Оттого-то и не преображается наша душа, оттого редко бывает светлым вид наш».

Через десять дней после ареста владыка был приговорен к расстрелу по обвинению в руководстве церковно-монархической организацией.

Честные останки владыки Фаддея (Успенского) были обретены 26 октября 1993 года, в день праздника Иверской иконы Божией Матери. В 1997 году Архиерейским Собором Русской Православной Церкви владыка был причислен к лику святых. Память его празднуется Церковью в день его мученической кончины — 18/31 декабря. В настоящее время рака с мощами священномученика Фаддея находится в Вознесенском соборе города Твери.

Священномучениче отче Фаддее, моли Бога о нас!

Источник: https://pravoslavie.ru/103658.html

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *