Проповеди о Андрея Ткачева

О книге «Наше время. Зачем мы рождаемся»

Жизнь человеческая – это нитка в гобелене. Это кусочек слюды большой мозаики. Отойди на расстояние – и узнаешь, что ты вшит, вставлен, вмонтирован в огромную картину.

Это есть Промысл. Ты не понимаешь сам себя. Почему здесь, почему я тут? Почему я родился в XX веке, а не в XIX? Я бы тогда занимался химией вместе с Менделеевым и поэзией вместе с Блоком. Почему не родился в XVII–XVIII веках? В мушкетерском полку во Франции вместе с д’Артаньяном служил бы. Почему не родился с Колумбом вместе? Я бы поплыл из Испании в Латинскую Америку, чтобы папуасов к вере приводить. Почему я здесь, а не там?

Потому что ты маленькое звено в огромной картине. Это Промысл Божий. Ты – нужное по цвету, по гамме, по качеству, по фактуре стеклышко, вставленное в одну большую картину. Это понимают к концу жизни обычно. Но лучше бы понять пораньше.

Произведение относится к жанру Религиозные тексты. Оно было опубликовано в 2017 году издательством Эксмо. Книга входит в серию «Книги протоиерея Андрея Ткачева». На нашем сайте можно скачать книгу «Наше время. Зачем мы рождаемся» в формате fb2, rtf, epub, pdf, txt или читать онлайн. Рейтинг книги составляет 5 из 5. Здесь так же можно перед прочтением обратиться к отзывам читателей, уже знакомых с книгой, и узнать их мнение. В интернет-магазине нашего партнера вы можете купить и прочитать книгу в бумажном варианте.

Источник: https://avidreaders.ru/book/nashe-vremya-zachem-my-rozhdaemsya.html

Андрей Ткачев

Наше время. Зачем мы рождаемся

Допущено к распространению Издательским советом Русской Православной Церкви

Номер ИС Р17-709-0340

© Ткачев А. Ю., текст, 2017

© ООО «Издательство «Воскресение», 2017

© ООО «Издательство «Эксмо», 2017

* * *

Протоиерей АНДРЕЙ ТКАЧЕВ – священнослужитель, писатель, публицист. радиоведущий и миссионер, лауреат Книжной премии Рунета 2013, номинант Патриаршей литературной премии 2014 года.

Вместо вступления

Книга начинается с названия. Именно оно смотрит на нас с обложки – той самой, по которой всегда встречают, – именно оно отзывается в сердцах, именно оно манит перелистнуть первую страницу и именно с ним автор может до последнего мучиться – если, конечно, помнит о том, что яхта поплывет так, как ее назвали.

А еще название, конечно, должно себя оправдывать. Встретит читатель под обложкой «Вегетарианской кухни» рецепты свиных котлет – не простит.

И если название интригует, если автор правдив, справедлив и «ни в чем крамольном не замечен», если книга все-таки открыта – то мы, вероятно, вчитаемся даже в строки вступления: ведь найдется же у нас пара минут, чтобы понять, о чем будет книга?

Только вот получится ли за пару минут понять, чему посвящена книга о времени? О нашем времени? О том, что это такое – наше время?

Ну что вы, скажут, голову морочите? Ребенку же ясно. Наше время – это эпоха. Та самая, которую не выбирают. Вот у нас у всех – такая эпоха и такое время. А в прошлом веке у всех было иное, потому он и прошлый. То было «их» время, а это – «наше». Предки на паровоз дивились, а мы людей в космос запускаем.

С правдой не поспоришь. Наше время – это век, в котором мы пребываем. Только вот «наше» почему-то у всех разное. Кому-то важно, что звезды стали ближе, а кому-то – хоть бы доллар вверх не лез. У одних война на пороге и хлеба нет, а другим – все едино, только бы не трогали. А нам, христианам, главное – что Христос воскрес.

Разное время, разное. И мы тоже разные. Но если мы хотим по праву называть это время нашим – нам предстоит осознать, кто мы и с кем.

У «нашего времени» есть и другая сторона. Наше время – это век, который мы проживаем. Уже не «мы», но каждый из нас. И характер у этого времени свой: для кого-то оно летит стрелой, для кого-то тянется точно резина, для одних льется патокой, а иным – будто горькая река. Какое оно, «наше» время, сотканное из бесчисленных «моих» и «твоих»? Принадлежит ли оно нам всегда и всецело? Да и властны ли мы над ним – или давно потеряли право называть его действительно нашим, разменяв на мешок мелочей?

И чтобы ответить на это, нам сперва придется решить, для чего мы живем – и понять, куда уходит наше время.

А еще мы порой забываем о главном: наше время – это век, который нам отведен. Упала в часах последняя песчинка – все, время вышло, и осталась застывшая горка. Ударилась о воду последняя капля – все, замерла вода, не бьют по ней капельки-мгновения, нет на ней больше волн. И пусть мы таим эту мысль где-то на самой окраине памяти, пусть в наших часах уже не сыплется песок, а мчатся по кругу стрелки или перемигиваются друг с другом циферки, все равно когда-то настанет миг, когда мы встанем лицом к лицу с тем, что нам предстоит – и примем то, что мы не вечны.

И когда это произойдет – тогда, возможно, наше время действительно станет нашим.

О чем эта книга?

Как человек становится человеком

Вот, например, такой вопрос: «Что нужно для того, чтобы родиться котенком?» Но это же элементарно: нужно иметь папу-кота и маму-кошку. И все? И все! А кем-то другим может быть существо, родившееся у мамы-кошки и папы-кота? Ну, скажем, воробьем? Нет. Никогда. Это существо будет только котенком, пока не вырастет. А потом само станет либо папой-котом, либо мамой-кошкой. Все. Вариантов больше нет. Но зачем вы спрашиваете? Закон этот справедлив и для котят, и для мышат, и для тигрят, и для слонят. Все они должны родиться от соответствующих папы и мамы для того, чтобы получить в полноту обладания однажды данную конкретную природу. Ее одну, и никакую больше. И только человек не вписывается в эту схему, кажущуюся незыблемой.

Сначала нужно овладеть залогом.

Если ребенок не услышит вовремя человеческую речь, он так и не научится разговаривать. Если не дать ему понятий о добре и зле, то он научится разговаривать, но будет жить как демон, в мире перевернутой нравственности.

Да, человеку нужен папа-человек и мама-человек. Но этого мало.

Котенку, чтобы быть собой, не следует прикладывать усилий. Он и так будет только котенком, и никем больше. То же и в отношении львенка, волчонка, маленького жирафа и прочих. Все они становятся теми, кем должны стать, без личных усилий. А больше быть никем не могут. Человек же не может просто «быть» человеком. Человеку предстоит вначале, после факта рождения, стать человеком, и только потом им быть.

Если человека украсть и воспитать среди волков, он так и не станет человеком. Причем выть на луну и бегать на четвереньках он научится (есть описанные и изученные факты). Но если ребенок не услышит вовремя человеческую речь, он так и не научится разговаривать. Если не дать ему понятий о добре и зле, то он научится разговаривать, но будет жить как демон, в мире перевернутой нравственности. Следовательно, человек – единственное существо, не получающее сразу и в полное обладание свою изначальную природу. Человек – единственное существо, которому предстоит не просто быть собой, а вначале с большим трудом стать собой, овладеть залогом.

Становиться человеком человеку приходится очень долго. Этот процесс называется воспитанием. Иное живое существо успевает родиться и прожить свою жизнь от «А» до «Я», успевает оставить потомство и умереть, а человек все еще не научился ходить, или читать, или понимать себя самого. То, что в природе занимает минуты и часы, у человека растягивается на месяцы и годы. И во все время обучения и превращения в себя самого маленький человек остается слаб, беспомощен, окружен нуждами и опасностями, избавление от которых ему обеспечивают другие.

Царский путь: что это?

Котенок никем, кроме котенка, не станет. Ни рысью, ни жирафом, ни дельфином. Уникальность природы дарится живому существу вместе с природными ограничениями. «Это – ты, но ты – не другое». И только человек может быть львом, свиньей, обезьяной, шакалом, змеей, комаром, летучей мышью и великим множеством других существ. Иногда – одновременно. Человек способен даже стать ангелом или превратиться в демона. И количество подобных метаморфоз не ограничено.

Итак, человек – это не факт. Это – задача. Это вопрос, обращенный к самому человеку и требующий его же ответа. Человек рождается как великая возможность и часто живет в качестве печального разочарования. Но сама динамика бытия, сама изначальная неясность «кто это?» говорит о человеческой уникальности.

То, что человек – более задача и вопрос, нежели факт, означает, что человек пребывает в пути, а не сидит на месте. Выпадение из рая – это полет вниз. Восхождение в Царство – это поднятие вверх. Человечество и движется в истории, и разрезает воздух, именно – как ласточки перед грозой.

Великий замысел Бога о человеке

Человек не дан, но задан. Следовательно, он свободен в выборе путей и динамичен. Нравственно динамичен. Других таких существ в мире нет. Так как же возможно, вопреки очевидности, погружать человека в мир животных и до конца растворять его там? Он ведь совершенно иной.

Это знают сами животные, даже если люди забыли это. А иначе почему огромный слон смиренно тянет на себе тяжести под крики малорослого погонщика в Индокитае? Зачем собака, смиряясь, служит человеку остротой клыков, а овца – мягкостью шерсти? Зачем птица в клетке поет для человека, а могучий конь покорно тянет плуг по борозде? Затем, что животные знают внутренним знанием: они и мы не равны друг другу. Они есть лишь те, кто они есть. А мы должны быть другими. И ради этого долженствования, ради смутной генетической памяти о прошлом и такого же смутного предчувствия будущего животные служат нам так, как мы должны служить Богу.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=636926&p=1

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *