Прозорливые старцы нашего времени

В Свято-Пафнутьев Боровский мужской монастырь со всей страны едут паломники за утешением и исцелением. Корреспондент «Комсомолки» тоже оказалась в их числе.

В середине января кинотеатры ломились от желающих увидеть фильм «Остров» Павла Лунгина. Главный герой — монах отец Анатолий (актер Петр Мамонов) — больше тридцати лет молился о прощении смертного греха. Прознав о его особом целительском и провидческом даре, к нему на остров потянулись толпы страждущих.

Между тем в нашей суетной жизни старцы — одна из вечных загадок. К ним на Руси издревле особое почтение и интерес. Люди обращались к ним кто за советом, кто за исцелением — даже в богоборческие советские времена. Есть такие старцы и сейчас — «Комсомолка» уже писала о том, в каких монастырях находятся их обители. Об одном из старцев я сначала узнала от своей приятельницы. Она с упоением рассказывала, что собирается поехать в Боровский мужской монастырь, где живет отец Власий. Он якобы видит людей насквозь и может дать мудрый житейский совет. Вернулась подруга обескураженной. Как только она зашла к батюшке, он тут же ей сказал: «А крест-то на тебе чужой!» — она действительно попросила его у подруги перед поездкой. И строго заметил, что нужно в церковь ходить, молиться, а спрашивать, как удержать сразу двух мужчин, — нехорошо… Знакомая на самом деле запуталась между мужем и любовником… «И как он узнал?» — удивлялась она. И тут же рассказывала о чудесах, которые происходят в монастыре. Вот девочка, мол, одна плохо видела. А отец Власий ее в лоб поцеловал, и она прозрела… Словом, решила я поехать к старцу, чтобы самой во всем убедиться…

В очередь за чудом

В старинный городок Боровск, что в семидесяти километрах от Москвы, я попала накануне Крещения.

— Не подскажете, как к отцу Власию добраться? — спрашиваю у продавщицы тыквами.

— На маршрутку садись, у рощи остановит. А там по тропинке. Народ дорожку туда протоптал. Но к старцу сразу не попадешь. Мы рядом живем, а все — никак. Это надо в очереди сутками стоять, караулить.

У входа в монастырь меня останавливает вратарник:

— И куда собралась, девица?

— К отцу Власию. Можно мне в монастырь?

— Он же — мужской… — ухмыляется в бороду. — А к отцу Власию много желающих. Только на праздники он не принимает. Звони после Крещения…

Но что-то мне внутри подсказало — не стоит сразу домой поворачивать. Вижу, еще две женщины к собору идут. Я — за ними. Разговорились.

— Отец Власий моей подруге помог, — поделилась со мной одна из них. — У них с мужем долго ребеночка не было. Старец сказал, что нужно им обвенчаться. Так они и сделали. И родила моя подруга недавно. А вообще он каждого человека насквозь видит.

— Как это?

— И прошлое твое, и будущее знает. Только если что говорит, все исполнять надо. А это порою так трудно!

…Дорожка сама повела к двухэтажному зданию. Поднялась я по лестнице. Вижу, по лавкам народу немало.

— К кому вы? — спрашиваю.

— К отцу Власию, — девушка подняла лицо от молитвенника.

— А кто в очереди последний?

Народ отмалчивался. Потом одна женщина пояснила:

— Тут те, кого отец Власий по многу лет знает. С праздником поздравить пришли.

Из комнатки старца выходят молодые муж с женой, она держит на руках мальчика и улыбается счастливо:

— Слава богу, нет у Сашеньки болезни, что врачи ставили. Батюшка сказал, надо пить козье молоко и есть курагу.

Рядом со мной одевалась миловидная женщина.

— Ой, как я рада, что к нему сегодня попала, — затараторила она. — Говорил же мне батюшка: «Не ешь, Катя, перед телевизором». Ведь не слушала. Желудок заболел. Врачи поставили опухоль, сказали, надо делать операцию. Я — к батюшке. Думаю, даст благословение — решусь. Он сказал мне: «Слушай врачей. Они все сделают как надо». Все, пойду ложиться в больницу!

Рассказали мне в очереди про уникальный случай. Привезла мать сына, молодого парня, вся в слезах: «Врачи сыну СПИД поставили. Ночами не спит — задыхается». Отец Власий лоб парню перекрестил, дал масло, привезенное из Иерусалима. Парень принял масло и в первую же ночь уснул. Вскоре оба снова приехали к старцу с радостной вестью: врачи в анализе крови СПИДа не обнаружили… И задыхаться парень ночами перестал…

Говорили, что к отцу Власию несколько лет подряд ездил писатель Александр Солженицын с супругой Натальей Дмитриевной. И еще много людей известных. Только имена их держатся в тайне.

Чаще всего приезжают к старцу с серьезными проблемами. Но бывают и курьезы. Одна бабушка все никак не могла попасть на прием и уговорила его водителя: «Ой, милок, помоги!» Тот сжалился и бабушку провел, а потом получил от отца Власия выговор. Старуха-то чего просила: холодильник у нее старый, и она решить не могла — покупать ей новый или нет.

…»Больше отец Власий принимать не будет», — пронеслось по рядам.

Вышел из кельи крепкий мужчина с длинной бородой, в очках и в рясе. Все тут же повскакивали, кто-то попытался за подол его ухватить… Пожилая женщина успела на ходу вопрос задать:

— Батюшка, ну что мне с работой делать?

— Я же в прошлый раз говорил: слушай свое начальство, не спорь, — строго сказал ей старец. — Что ж ты не выполнила! Ешьте пироги с грибами, держите язык за зубами…

Затем отец Власий всех оглядел. Кивнул:

— Господи, благослови вас…

А одну женщину вдруг за нос ухватил и быстро ушел.

— А чего это батюшка меня за нос? — удивилась та.

— Так батюшка, говорят, грехи вытягивает, — кто-то, смеясь, ответил ей в толпе.

Я расстроилась, что не попала к старцу. Меня успокоила девушка Лена, что была передо мной в очереди:

— Не переживай. В следующий раз попадешь. Всех, кому надо, Господь к нему обязательно приведет.

Тут я поняла, что еле на ногах стою. Целый день не ела. И Лена меня пригласила:

— Пойдем, я в трапезной договорилась. Нас покормят.

Такого вкусного борща с ароматным белым хлебом я давно не ела. Поев, мы убрали посуду, крошки со стола стерли. Здесь так принято. В трапезной кормят трудников — мирян, которые приходят в монастырь работать.

Уезжая в Москву, я знала, что еще вернусь…

Батюшка вылечился от рака

У самого отца Власия — удивительная история. Бабушка его была монахиней, от нее-то и пошла его любовь к Богу. Учился он в мединституте в Смоленске, дружил с девушкой, но вынужден был скрыть от нее свою веру. Ходил в собор тайком, а девушка подумала, что он к кому-то на свидания бегает. Выследила его в храме и доложила в ректорат. Из-за травли молодой студент из института ушел. Уехал в Закарпатье и через пять лет постригся в монахи. Стали величать его отцом Власием. Потом служил в храме в Тобольске. Там тоже испытал гонения, после чего принял схиму — отказался от всех мирских радостей. В Боровске — с 79-го. Когда отец Власий поселился в здании сельхозтехникума (он был в здании монастыря), первое время в лунные ночи откуда-то раздавались стоны. А еще местные жители рассказывали, что видели призрак — монаха. Считали, что это дух святого Пафнутия святыню охраняет. А стоны по ночам объясняли тем, что обитель на костях стоит. В 1610 году поляки прорвались в монастырь и за ночь уничтожили около 5 тысяч дружинников, монахов и жителей. Тела захоронены здесь в двух братских могилах.

Когда отец Власий стал читать псалтырь, стоны по ночам исчезли. Однажды 14 мая — на день Пафнутия Боровского — обвалился купол в соборе Рождества Богородицы и открылись фрески, которые расписывал Дионисий, ученик Андрея Рублева. И монастырь стали восстанавливать.

Владыка предложил отцу Власию стать игуменом монастырским. Но тот отказался. Как рассказывают, отец Власий узнал, что болен раком, и уехал на греческий Афон. Пять лет он был в уединении — затворе. Когда вернулся в Боровск, паломников к нему стало еще больше.

Диагноз ставит по глазам

Рассказывать о том, что кому сказал отец Власий, здесь не любят. Одна из паломниц мне пояснила: сам старец предупреждает, чтобы все сбылось, сокровенные вещи нужно держать при себе. Молчать труда нет, а польза великая.

Хотя какие-то случаи все же до прихожан доходят. Например, как-то мужчина пришел, а батюшка ему говорит:

— Вижу, сердце больное. Куришь много. Выйдешь отсюда, курить не будешь.

Мужчина удивился. Но вправду больше сигарету в рот не взял. И сердце отпустило.

Сам отец Власий так объяснял свой дар видеть болезни:

— Людская молва разнесла, что я чуть ли не экстрасенс. А я раньше изучал иридодиагностику и по радужной оболочке глаз могу диагносцировать разные заболевания. Вообще почти все болезни тела напрямую зависят от болезней души. Стоит человеку устать, омрачиться, ослабнуть, как тотчас врываются недуги.

Плату за прием батюшка не берет. Но народ обычно все равно пытается его отблагодарить. Кто немного денег оставит, кто яблочком угостит или пирогом. Эти дары идут на нужды монастыря, на стол к монахам и паломникам-трудникам.

Как я исповедалась в мужском монастыре

Через неделю я узнала, что очередь к старцу расписана на полторы недели вперед.

— Поживите дней пять в гостинице, может, и пораньше попадете, — посоветовали мне по монастырскому телефону. — А вообще в воскресенье отец Власий проводит исповедь.

Я выехала заранее — в субботу. Сутки не ела скоромной пищи, как положено. Остановилась у добрых людей на ночлег. Хозяйка приютила еще троих паломниц. Мне подсказали, что грехи, в которых я раскаиваюсь, лучше написать на бумаге. И отдать отцу Власию. А то люди обычно теряются на исповеди и забывают, что хотели сказать.

Я три листа исписала, всплакнула — не так-то просто в грехах каяться. Вместе с соседкой прочла канон. В три часа ночи мы пошли занимать очередь. У монастырских ворот уже кто-то в валенках переминался с ноги на ногу.

— Девочки, предупреждаю, со мной еще восемь человек, — сказала пожилая женщина. — Можно я пойду? А то уже два часа здесь стою.

Откуда-то прибежал рыжий кот и стал тереться возле нас… Мороз! В соборе Рождества Богородицы исповедь началась в семь часов утра.

До меня человек двадцать прошли. К отцу Власию подходили по одному.

С кем-то он разговаривал шутливо. С кем-то — очень строго.

Одной девушке, которая жаловалась на нескончаемые болезни, сказал:

— Сначала душу лечить надо, потом — все остальное.

Мое сердце затрепетало. Внимательно прочел отец Власий мои листочки. Несколько раз вздохнул сочувственно. Посмотрел в глаза.

— А теперь, — говорит, — покажи мне свой крест.

Подержал крестик в руках. Потом встала я на колени. Помолился батюшка. Поцеловала я крест и псалтырь. И тихонько отошла в сторону.

И будто плита бетонная упала с моих плеч. Так вдруг в сон потянуло. Прислонилась я к стене и отключилась.

Пришла в себя, когда служба началась и полилось под своды купола красивое пение. Открыла глаза и от удивления обомлела. Прямо передо мной стоял известный танцор Андрис Лиепа с букетом белых роз. Я подошла к нему и спросила, не к отцу ли Власию он приехал.

— К нему. Мы дочку у отца Власия крестили восемь лет назад. Потом он в затвор на Афон уходил. И как снова появился в монастыре, мы к нему приезжаем постоянно. Удивительный человек! Я не знаю, как мы без отца Власия были бы…

Потрясенная, провела я эти полдня в монастыре. На выходе кто-то окликнул меня. Андрис Лиепа! Он решил подарить мне свой календарь и подписал его: «Светлане — на память».

И тут я призналась ему, что журналистка.

— Знаете, Андрис, в прошлом году ваша жена Екатерина вручала мне диплом на конкурсе «Папарацци года».

Мы с ним вместе посмеялись такому совпадению.

А вообще, подумала я, случайностей в нашей жизни не бывает. Значит, все это просто мне было нужно.

Источник: https://www.tver.kp.ru/daily/23852.3/63133/

LiveInternetLiveInternet

Цитата сообщения -Sergey- Советы и наставления схимонахини Антонии (Кавешниковой)

Просите Всевышнего, не забывайте Его день и ночь. Лучше всего молиться рано утром и ночью.
— С полуночи до трех часов святое небо открыто. Очень ценная молитва в эти часы. После полуночи хорошо класть три великих поклона с молитвой к Спасителю, Матери Божией и Ангелу Хранителю.
Схимонахиня Антония благословляла своих духовных чад учить на память молитвы: «Отче наш», «Богородице Дево, радуйся», «Символ веры», 50-й и 90-й псалмы. Советовала читать краткое молитвенное правило прп. Серафима Саровского, и молитву: «Господи, просвети мой ум, успокой мое сердце, помоги мне в жизни, избавь меня от лукавого»…
— Если болеют дети, надо читать 90-й псалом и «Отче наш» по семь раз. Если что-то серьезное, читать надо по двенадцать раз… Если несчастье случилось с человеком, надо читать 90-й псалом… Если неспокойные дети, болезненные, то над спящими надо почитать сорок раз молитву «Богородице Дево, радуйся» и три воскресенья подряд причастить детей Святых Христовых Таин… Когда бывают нечистые помыслы, уныние, тоска, — много раз читать молитву «Богородице Дево, радуйся». Господь непременно ради молитв Божией Матери даст мир душе…
— Надо только с крестом вкушать пищу. Вот придут времена, будет все отравлено. Но если вы с верой перекрестите, то живы будете. А другой выпьет или съест то же самое, не перекрестив, — умрет.
— Закрой свой рот получше, на семь замков, как говорят святые отцы, знай свое дело: твори Иисусову молитву, сколько она добра приносит в жизни. Молчание — это ангельская молитва. Она не сравнится с нашей человеческой молитвой. Помалкивай больше и прислушивайся побольше, потому что от нее (ангельской молитвы) помощь во всем! Язык мой — враг мой, оно так и есть. Сколько зла и расстройства приносит он в жизни… Если мы осуждаем ближнего за какой-то грех, значит, он в нас еще живет. Если человек не осуждает, значит, этот грех не касается его. Когда душа чистая, она никогда не станет осуждать. Потому что «не судите, да не судимы будете» (Мф. 7, 1)».
— Старица советовала ежедневно читать 17 кафизму, говорила: «На мытарствах 17 кафизма будет уже в защите за вас». Схимонахиня считала, что пасхальные свечи дают особую благодать, в частности говорила: «Когда посещаешь больного человека, прочитай молитву за болящего или акафист и обязательно зажги пасхальную (красную) свечу».

«Надо молиться за себя, за умерших, и за тех, кто должен придти на белый свет. А мы и за себя-то не умеем молиться!»
«Без Церкви никуда, всегда молитесь Божией Матери. Деток научайте сначала Богородичной молитве, так как Царица Небесная всегда с детьми».
— Слово Божие — пища для души и тела. В обязанности христианина: не лягу спать, если не прочитаю одну главу Евангелия; две главы Посланий, начиная с Деяний Апостолов и кончая Откровением святого Иоанна Богослова; несколько псалмов из Псалтири. И так постепенно будет прочитываться весь Новый Завет и Псалтирь, что и нужно… Надо сделать три закладки и читать подряд, а когда прочитаем все — снова начинать, и так всю жизнь.
Многим из приходивших к ней, матушка говорила:
— Многим из приходивших к ней матушка советовала: «Чтобы в каждом доме были иконы Божией Матери «Нерушимая Стена» и Калужская! В доме должен быть святой угол: для святых икон, святой воды, просфор, а располагать иконы по сервантам, стенкам негоже. Может ли быть храм без алтаря или дом без крыши? — Так и семья не должна жить без святого угла. Во время молитвы или в праздничные дни должна гореть лампада, и хорошо зажигать свечу. На дома, где это исполняется, ложится Божия благодать».
— «Будь лёгкой, отдай все грехи Богу. Все болезни, все печали, все заботы отдай Богу. И будь лёгкой, освободись. Богу известно о тебе. Каждому человеку дано в жизни сыграть свою роль: сыграет — и уходит в жизнь вечную. О чём расстраиваться? Мы же тут не вечные, мы же тут в гостях. А уйдём домой в своё время, все уйдём домой. Господь на земле никого не оставит, всех заберёт к Себе. Душа ведь не умирает. Тело — это костюм, это храм души».
«Сейчас власти нас не мучают, а от детей страдаем, – пьют вино и обижают матерей. Это полное гонение от лукавого. Как он ненавидит верующих…
Раньше была одна дорога у людей. А сейчас забыли Бога и не думают, что им умирать. Терпеть до конца нам. Враг христиан опять мучает. Претерпевший до конца спасётся. Не долго ему быть. Время близко». (01.12.1980 г.)
«Нет терпения с пьянюками; да, последние времена живём. Так жить нельзя! Что-то будет над Москвой. Великий город – Москва. Он утонет в бездне блуда». (03.01.1983 г.)Строго напоминала матушка не забывать краткого молитвенного правила, данного преподобным Серафимом Саровским и постоянно читать молитву:
«Господи, дай мне душевный мир и телесное здравие. Господи, просвети мой ум, успокой мое сердце, помоги мне в жизни, избавь меня от лукавого. Аминь».
Эта короткая молитва очень помогала тем, кто её постоянно читал, оказывала прямо-таки чудодейственную помощь для укрепления человека в духовной жизни и особенно во время духовной брани.
«Всё, всё, буквально всё, что мы делаем, должны совершать с молитвой. Зажигая лампаду, молимся:
– Господи, возжги угасший светильник души моей и духом добродетели просвети меня, создание Твое, яко Благ и Человеколюбец. Аминь».
Матушка советовала ежедневно в личной своей молитве обращаться к Спасителю, Божией Матери, Апостолам Христовым, к святым, имя которых носит сам человек, отец и мать.
«Если кто-то не был в церкви на богослужении, хорошо читать сорок раз “Отче наш”».
Утром матушка советовала пить натощак святую воду, а также по всякой нужде хотя бы и поел (когда внезапно заболеешь, разгневаешься и т. д.) Но в этом случае только не крещенскую воду.
В церковном календаре указаны святые на каждый день. Так вот и надо нам: обращаться к ним за молитвенной помощью в деле и в жизни ежедневно, а также обращаться с молитвой к Богу: “Многомилостивый и долготерпеливый Господи, ради имени Твоего Святаго помилуй нас молитвами святых угодников (имена сегодняшнего дня) прости, прости, прости, помилуй, благослови, помоги во всех наших делах и начинаниях, и защити от враг видимых и невидимых, ведомых и неведомых”».
При теперешней жизни, чтобы уцелеть благополучно, преобязательно следует носить крестильный крест, или из монастыря , или хорошо носить крест-мощевик. Вместо мощей можно положить в крест ладан монастырский, ладан афонский и носить пояс «Живый в помощи Вышняго». На подкладке, сзади, где крест в маленьком мешочке приметать святыню: земли или песочек от блаженной матери Матроны, или песочек от источника преподобного Серафима Саровского, земельки из святой канавки Дивеевской. Вот и будет тишь и гладь и Божия благодать.

«Для спасения и мирности души обязательно носить крест и целовать его с молитвой, которую дал схиигумен Савва: “Господи, пролей каплю святейшей Твоей Крови в мое сердце, иссохшее от страстей и грехов, от нечистот душевных и телесных. Аминь”. И этот крест надо целовать за членов своей семьи и даже за своих врагов».
Недавно произошла авария. Все в автомобиле оказались мёртвыми и все – без крестов.
Если ко мне приходили парень или девушка без креста, или не могли на себе креста положить, я им говорила:
– Уходите, раз не можете креста положить.
Я их спрашивала:
– Покажи крест.
– Ой, я (или мы) забыла.
– Ах, забыла, тогда уходи.
«Читайте с утра 50-й псалом, “Верую”, “Да воскреснет Бог” и 90-й псалом. Это как бы ваша защита со всех четырёх сторон. Читайте за себя, за своих детей. Если вы хотите, чтобы в вашей семье было всё хорошо, то читайте семдесят раз “Отче наш” или по семь раз ту же молитву за каждого члена семьи.
Если болеют дети, надо читать 90-й псалом и “Отче наш” по семь раз. Если что-то серьёзное, читать надо по двенадцать раз».
«Если несчастье случилось с человеком, читай 90-й псалом “Живый в помощи…”, тогда с языка не выпускать, за этого человека читать, всех подключайте, всех своих близких, знакомых, чтобы именно за него читать “Живый в помощи”, чтобы только спасли его…»

О семье
«Мать, жена-мироносица в семье, должна вносить в семью мир, согласие, тишину. Мужу не перечь на маковое зерно. До дела, как до неба, и время нужно или расходы, а в семье уже сыр-бор. Сказано – ну сказано, только сказано, пусть и не так, как тебе хочется, а делу быть так в благочестивой семье, как бы управит, как бы пошлёт. И если мир, – святой мир нарушен в семье, хотя постись, молись, хоть лоб разбей – всё бестолку. Бог – это любовь, мир, добро, истина, правда. И в народе говорят: делаю большую думу – без шуму.
Все духовные книги Святых Отцов в написании обращены к человеку мужского пола, царю природы, продолжателю человеческого рода, труженику. В семье он держит первый угол, главный (его фамилию носит супруга, а дети не только фамилию, но и отчество).
Мать, жена – добрая, мудрая, “домашнее солнце”, от неё свет, тепло, добро, порядок, ритмичность жизни, её руки – лебединая песня, мелодия сердца, глаза тела, крылья жизни. Она держит три угла в семье.
Второй угол – Божий порядок: духовная, нравственная, физическая чистота, уют, мир, согласие, взаимопонимание, чтобы не шли, а бежали домой супруг и дети.
Третий угол – всё в семье сохранять, живое и неживое. Она – тень супруга и детей.
Четвёртый угол – воспитывать детей так, чтобы они шли тропой к Богу, слушались, трудились. Послушание – выше поста и молитвы. Всё едино и неповторимо. Солнце, Небо, Луна, Земля – едино. Всё выполняется по Божьи с первого раза.
В доме должен быть святой угол: для святых икон, святой воды, просфор, а располагать иконы по сервантам, стенкам негоже. Может ли быть храм без алтаря или дом без крыши, так и семья – без святого угла.
Во время молитвы, или в праздничные дни, должна гореть лампада, и хорошо бы зажигать свечу. На дома, где это исполняют, ложится Божия благодать. Большая семья, – много неурядиц. Изгонять врага надо из дома, как наставляет схиигумен Савва. Очень сильная молитва: “Именем Господа Иисуса Христа и Его страданий за род человеческий изыди враг рода человеческого, из сего дома на 24 часа. Во имя Отца и Сына и Святого Духа. Аминь” и крестить на четыре стороны.
Если неспокойные дети, болезненные, то над спящими надо почитать сорок раз молитву ”Богородице Дево, радуйся” и три воскресенья подряд причастить дитя Святых Христовых Тайн.
Крестом рвутся все сети вражии, которые нас окружают. Нужно крестить крестом на восток, запад, юг, север утром и вечером и во всех трудных обстоятельствах жизни (когда разгневаешься, испугаешься), читая молитву сию: “Крест Христов на весь мир, освященный благодатью и Кровию Господа нашего Иисуса Христа дан нам оружием на всех врагов наших видимых и невидимых. Во имя Отца и Сына и Святаго Духа. Аминь”.
Также кропи водой на все четыре стороны и говори: “Во имя Отца и Сына и Святаго Духа. Окроплением воды сия священныя в бегство да претворится все лукавое, бесовское действо. Аминь”».
Матушка матушка Антония предупреждала, что Сама Матерь Божия, Царица Небесная дала указание, что ложась спать непременно надобно всё убрать со стола. Стол – престол, положить на него Евангелие и сверху крест, чтобы Божия Благодать осеняла квартиру (дом). Хорошо, чтобы перед святыми образами горела лампадка.
Всякое дело надо начинать по уму, с рассуждением, тогда не будет плохих последствий. Каким угодникам молиться в каком деле? Доброе начало – полдела откачало, а какое оно? Каким образом? Прежде всего:
Первое – взять благословение у священника на начало этого дела.
Второе – подать на литургии записочку о здравии участвующих в деле.
Третье – отслужить молебны:
– Спасителю;
– Матери Божией;
– Ангелу Хранителю или Архангелу Михаилу;
– святителю Николаю Чудотворцу и святителю Спиридону Тримифунтскому (им дано от Бога благословение помогать во всех делах непостижимых по трудности);
– великомученику Иоанну Воину, или Георгию Победоносцу, или великомученику Трифону. Каждый из них в силе помочь делу, а, главное, устранить все помехи.
– святому, чьё имя носишь.
Четвёртое – поститься и самой молиться.
Идти на серьёзное дело всегда натощак, только просфору со святой водой принимать и Иисусову молитву творить, и молитву, которая на сердце ляжет. Не забывать никогда во все среды и пятницы, сколько живёт человек, положено поститься.
Матушка повторяла:
«Не просто так двенадцать месяцев, двенадцать апостолов! Это число очень знаменательное. И молитвы матери за детей самые сильные, обязательно надо молиться за своего ребёнка особо».
* * *
«На Пасху ставьте на стол, как было на Тайной Вечери: хлебушек, соль, свечи. Так и вы делайте. Куличик, яйца, соль, свечи – всю Пасху на столе. Вы встречаете Господа Иисуса Христа. Он же воскрес! – и надо поставить всё так, как Господь благословил на Тайной Вечери».
Матушка считала, что пасхальные свечи, дают особую благодать и помощь, особенно в исцелении больных. Она говорила:
– Когда посещаешь больного человека, прочитай молитву за болящего или акафист, и обязательно зажги пасхальную (красную) свечу».
Очень важный и своевременный для наших дней совет старицы, как оградиться в случае опасности, тяжёлой болезни, в сильной скорби или искушении. Необходимо зажечь пасхальную (или иерусалимскую) свечу, и кто-то из близких должен обходить вокруг скорбящего или болящего с горящей свечой, произнося слова пасхального тропаря: «Христос Воскресе из мертвых…» и прибавлять молитву: «Христе Воскресый из мертвых, воскреси от недуга раба Божия (имя рек). Аминь» – и так трижды. Если один в доме, троекратно обнести себя с той же молитвой.
Если не ладится с каким-то аппаратом, прибором (автомобиль, холодильник, швейная машинка и т. п.) матушка советовала читать Пасхальные часы и после этого обратиться к Господу с прошением об исполнении того, что нужно в данный момент человеку.
* * *
«А и умереть не просто, умереть нужно уметь!..».
«Господь Своих людей никогда не отдаст».
«Вы уже чувствуете себя слабыми, жизнь такая тяжёлая сейчас, каждый год надо как-то прожить, а старость – она своё берёт, а потом: «Земля еси и в землю отыдеши». Если бы нам не умирать – тогда другое дело, а поскольку всем нам придётся умирать, то человек должен думать, как жить. Вот так и выбирайте себе путь, пока вы ещё на ногах, а когда вас уже будут водить за руки, тогда всё!
Если человек будет думать постоянно о смерти, то он никогда не собьётся, не сбиться ему с пути. Что ни день, то к смерти ближе. Когда-то работали, трудились на свете, а потом почернеют и в землю. Я давно об этом думала, ещё смолоду: вот руки работали и вдруг они превратятся в землю, в прах земной. Думала я: как-то надо умирать, а “смерть грешника люта”, а почему? Потому что очень греховную жизнь вёл. Покаяние – это самое главное».
«Будь лёгкой, отдай все грехи Богу. Все болезни, все печали, все заботы отдай Богу. И будь лёгкой, освободись. Богу известно о тебе. Он уже решил, что тебе надо, какая у тебя судьба и каков твой жизненный путь. Зачем волноваться, страдать, зачем голову забивать? Ни в коем случае. Жить нужно так: что как будет, так и будет, – как Бог даст.
Каждому человеку дано в жизни сыграть свою роль: сыграет – и уходит в жизнь вечную. О чём расстраиваться? Мы же тут не вечные, мы же тут в гостях. А уйдём домой в своё время, все уйдём домой. Господь на земле никого не оставит, всех заберёт к Себе. Душа ведь не умирает. Тело – это костюм, это храм души. Душа отлетает и идёт к Богу. А тело закопают в землю – и всё.
Конечно, при жизни нужно молиться, чтобы здоровье было для жизни. Чтобы успеть заработать что-то для будущей жизни. И что здесь заработаешь, то там и получишь. Заработала себе душа жизнь хорошую – и хорошо ей будет. Там душа довольна и живёт в раю, все братья и сестры. Мы и на земле должны так жить: все братьями и сестрами. Вот вы приехали ко мне: вы – мои братья и сестры. Теперь мы знаемся с вами…»
«Господь записывает, сколько ты молился, сколько крестился, сколько ты добрых людей на путь наставил, сколько ты нищим подал, сколько ты доброго сказал в народе, всё это записывается. Душа идёт в списках, вся в списках…
Вот придёшь ты к Богу, а Господь скажет:
– Этот человек весь закон Мой исполнил – исповедовался, приобщался… Всё, что есть в законе, сделал. И если ты хозяину верно служил: рожь молотил, блины пёк, вот это и это делал, куда тебя хозяин денет? – он с собой тебя за стол будет сажать. Молись – и тебя Господь помилует. Молись, изучай, ходи почаще в церковь, исповедуйся, приобщайся, всё, что положено, всё делай. И тогда ты у Бога будешь хороший. Запомните сами и передайте другим: как вы относитесь здесь к другим, точно так же там будут относиться к вам».
«И конечно, таинства, и прежде всего соборование. Родители меня по всему этому натаскали. Стояла я на крыльце, у нас два храма было и колокола так: “динь-динь, динь-динь”. А я матери говорю:
– Ну почему, мам колокола не так звонят, ведь они не правильно звонят, они должны “бам-бам-бам”.
– Эх, ты, дочка, ты ещё маленькая, не понимаешь. Это несут соборованного человека.
– Скажи мне, что это такое?
– Соборованный человек – у него грехов уже никаких не остаётся, он пособорован. Соборование бывает постом: вот, говорят, сегодня собор будет в таком-то храме, все соберутся, вычитывается вся житейская полоса наша и вся греховная жизнь, когда пособоруют. Это называется одежда спасения, и все грехи, которые ты делала с юных лет, все перекрываются.
И ещё мама говорила, что не соборованного человека окаянные по грязи тащат, а соборованного – его уже встречают Небесные Силы, потому что он как будто обновлённый уже, и он идёт к Богу – душа его, а душа – живая. Всё умрёт, а душа никогда не умрёт, душа – вечный житель. Горе тому, кто при жизни не соборуется. Это венец Таинств, завершение всех семи Таинств Церкви».
«При поминовении усопших прочитать сперва молитву: “Помяни, Господи, души усопших рабов Твоих, новопреставленных в сей день, в сей час, в сей момент от сего мира отшедших в надежде воскресения: в огне сгоревших, в воде утопших, в пути замерзших, от глада, без покаяния и Причастия умерших и за православную веру живот свой положивших, сирот, нищих”».
Для поминовения усопших матушка советовала приносить в храм кагор для причащения, указывая имена тех, за кого помолиться, давать муку на просфоры. Желательно положить на канун хлебную выпечку, сколько человек может. Хорошо класть на канун и яички, каждое яйцо заменяет десять милостынь. Можно положить сахар, конфеты. Хорошо поставить хотя бы немного подсолнечного масла в тот день, когда поминается усопший в связи с годовщиной и за новопреставленного. На канун желательно ставить три свечи: первая – за всех усопших православных христиан, а вторая свеча – за всех, кого некому поминать и третья – за своих родственников.
Полезно для души подавать в храме на поминовение кроме своих родственников также и за родителей святых угодников Божиих: родителей преподобного Серафима Саровского – Исидора и Агафию; святителя Николая – Феофана и Нонну; святителя Иоасафа Белгородского – Андрея и Марию; супруга блаженной Ксении – Андрея; родителей святого праведного Иоанна Кронштадтского – Илию и Феклу; родителей преподобного Феодосия Кавказского – Феодора и Екатерину; родителей схиигумена Саввы – Михаила и Екатерину.
Матушка говорила, что плакать нужно только о грехах, а не о бедах и напастях:
– Убиваться? Плакать? Ещё чего не хватало. Да у тебя всё хорошо. Смотри, в какой красоте живёшь, что Бог тебе дал…
Когда умерла сестра Ксения, матушка говорила её дочери:
– Не плакать, не плакать, грех большой! Не плакать! – хотя, как вспоминает племянница, «у самой матушки скулы сводило от горя».
Матушка говорила:
– Не спеши человека обрадовать бедой, а то несутся, раскрывают дверь: «Танька, Манька, твоего отца лошадь сбила!». Можно и по другому сказать те же слова, только потихоньку, осторожно. Нужно беречь людей, а то ведь убить можно человека вестью.
Здесь можно вспомнить случай, рассказанный племянницей матушки: «Мы ездили на Москву-реку в Щукино купаться. Однажды мои подруги решили пошутить: взяли пояс от моего платья и вот так крутят. Мама побелела, потому что знала, что я уехала купаться. А подружки молчат, головы опустили и крутят пояс моего платья.
Если бы не матушка, то не знаю, что бы там было. Матушка тут же подошла к ним, взяла пояс и говорит:
– Ну-ка, приведите её сюда от этих деревьев. А она никак не могла меня видеть. После этого громко сказала:
– Няня*, идём, сейчас ужинать будем.
И мама, успокоившись, ушла. А потом матушка вышла к этим девчонкам:
– Что же вы делаете? Ведь вы могли убить человека! Вы крутите пояс, показывая, что её нет.
– Да мы просто пошутить хотели, тётя Настя.
Матушка таких «шуток» и ей подобных не признавала. Она жалела людей. Сама горя видела много и старалась утешить, успокоить…»
Для защиты от воров матушка советовала обойти вокруг дома или усадьбы, читая молитвы «Верую» – три раза и «Да воскреснет Бог» – один раз.
Советовала в каждом доме иметь колокольчик. Колокольный звон в помещении очищает воздух, просветляет мысли, улучшает душевное состояние.
«Если что-то пропало и не можете найти, надо читать “Верую” три раза. Если что-нибудь крупное не находите, то читать “Верую” двенадцать раз».
«Если большие скорби у человека или нападения вражии или нападения от внешних, надо заказать обедню в трёх храмах одновременно, а в одном из них стоять и молиться».
Вспоминают такой случай: у близких матушки пропал кто-то из родни. Она сказала:
– Закажите три обедни в трёх храмах.
И в тот же день, когда они это сделали, пришло известие о пропавшем человеке.
В трудных жизненных ситуациях советовала заказывать молебны святым, особенно – святителю Николаю, великомученику Георгию, читать им акафисты.
* * *
Молитва от недуга и скорби: «Спаси, Господи и помилуй раба твоего (имя рек) словами Божественного Евангелия, чтомыми о спасении раба Твоего. Попали, Господи, терние всех его согрешений, и да вселится в него благодать Твоя, опаляющая, очищающая, освящающая всего человека во имя Отца и Сына и Святаго Духа. Аминь».
Читать пятнадцатую главу Евангелия от Иоанна: «Я есмь истинная виноградная Лоза, а Отец Мой – Виноградарь…» (Ин. 15.1-26).
После Евангелия снова читать молитву.
Когда бывают нечистые помыслы, уныние, тоска, много раз читать молитву: «Богородице Дево, радуйся». Господь непременно ради молитв Божией Матери даст мир душе.
В крайне тяжелом положении во всех особо сложных случаях человеческой жизни матушка советовала совершать в течение сорока дней дома такое молитвенное правило.
Зажигаются тридцать три свечи по возможности ежедневно или хотя бы на всю первую молитву в продолжение сорока дней. Читается молитва: «Господи Иисусе Христе Сыне Божий, тридцать три года Ты ходил по земле, страдал, молился за наши грехи. Тридцать три свечи зажигаю во имя Твое. Прими молитву мою, избави нас от всякого искушения и лукавства. Аминь».
Затем читается «Богородице Дево, радуйся» – 150 раз и Иисусова молитва «Господи, Иисусе Христе, Сыне Божий помилуй нас» – 500 раз.
Перед первым днём читаются обычные начальные молитвы, а затем акафисты:
– Пресвятой и Животворящей Троице;
– Всемогущему Богу в нашествии печали;
– Воскресению Христову;
– Честному и Животворящему Кресту Господню;
– иконе Божией Матери «Утоли мои печали»;
– Казанской иконе Божией Матери;
– иконе Божией Матери, именуемой «Скоропослушница».
Закончив акафисты зажигаются тридцать три свечи, читается молитва указанная выше: «Господи Иисусе Христе Сыне Божий, тридцать три года…» и правило совершается до конца.
Перед вторым днём читаются обычные начальные молитвы, а затем акафисты:
– Пресвятой Богородице из молитвослова;
– святому Архангелу Михаилу;
– святому Иоанну Предтече и Крестителю Господню;
– пророку Илие;
– Иоанну Богослову;
– святителю Николаю;
– Всем Святым.
В остальном всё как в первый день.
* * *
«Не обращай внимания на то, что делается неладного в церкви, наберись терпения. Найди себе духовного отца, который поймёт тебя. Это сразу заметно. Ты сразу почувствуешь, как он тебя слушает, как он вопросы задаёт, как он исповедь принимает. Духовному отцу можно на исповеди рассказывать всё, буквально до подробностей».
«Закрой свой рот получше, на семь замков, как говорят святые отцы, знай свое дело: твори Иисусову молитву, сколько она добра приносит в жизни. Молчание – это Ангельская молитва. Она не сравнится с нашей человеческой молитвой. Помалкивай больше, и прислушивайся побольше, потому что молчание – Ангельская молитва, так как от неё помощь во всём! Язык мой – враг мой, оно так и есть. Сколько он зла и расстройства приносит в жизни».
«Если мы осуждаем ближнего за какой-то грех, значит, он в нас ещё живёт. Если человек не осуждает, значит, этот грех не касается его. Когда душа чистая, она никогда не станет осуждать. Потому что “не судите, да не судимы будете” (Мф.7,1) «.
Ниже мы приводим ответ матушки женатому мужчине с ребёнком, который хотел оставить семью и уйти в монастырь, чувствуя тягу к монашеству:
– Монастырь – это ведь тюрьма, настоящая тюрьма. Вот смотри, ты оставишь всё, ты никому не нужен. Ложись – вот подушка-подружка и всё, вставай один, вставай один, а на работу тебя будут посылать. Это такая на душе тягость ужасная! Ты отрёкся от мира. Мир чем прекрасен, – потому что ты вольный, а здесь – послушания. Говорят: «Иди на грядки». Это день и ночь грядки, а зимой другая какая-нибудь работа. Ведь любишь детей, любишь семью, а надо всё оставить – сумеешь? Сумеешь ли? Но это самый тяжкий крест, когда оставишь детей…
«Чтобы не было гордыни и прелести у православных людей, надо общаться, разговаривать между собой. Друг у друга учитесь. Между людьми происходит маленькое землетрясение. Но «где двое или трое собраны во имя Мое, там Я посреди них» (Мф. 18, 20), – говорит Господь. Прелесть и гордыня отходит».
Cхимонахиня Антония (Кавешникова)

Источник: https://www.liveinternet.ru/users/4084628/post358348715

Схимонахиня Мария

Неслучайные случайности

Схимонахиня Мария История о том, как пришли ко мне воспоминания о схимонахине Марии (Стецкой), сама могла бы стать сюжетом для рассказа. Так много оказалось в этой истории неожиданных встреч, и того, что я называю «неслучайными случайностями», а, на самом деле является проявлениями Промысла Божьего в нашей жизни.

Началась эта история с одного неспешного вечернего разговора в келье монастырской гостиницы Оптиной Пустыни. Зашел разговор о современной жизни, о том, как мало старцев и особенно стариц осталось на Руси. В безбожные годы была прервана преемственность старчества, закрыты почти все монастыри. Из женских монастырей только Пюхтицкий и оставался. И как же трудно сейчас обрести духовного руководителя! В общем, перевелись старцы.

Вдруг одна из сестер мягко возразила:

– Вы не там ищете. Есть и сейчас и старцы, и старицы, но они скрывают свою духовную высоту. Искать старца или старицу нужно не в географическом пространстве, а в духовном.

– Что это значит?

– С помощью молитвы. Иначе можно пройти мимо старца и не понять, что перед тобой старец. Духовное видит душевное, а вот душевное не видит духовного.

Все в келье примолкли.

А я вспомнила, как прожила пару месяцев в Киреевске, у келейницы старицы Сепфоры, схимонахини Анастасии, ухаживала за парализованной матушкой. Как много рассказывала мне мать Анастасия о старице, которая провела в этом маленьком городке Тульской области многие годы своей жизни. Мать Сепфора молитвенно стояла у истоков возрождения Оптиной Пустыни и Клыково и умерла в 1997 году на 102-м году жизни. К ней за помощью и советом обращались игумены и протоиереи, тысячи людей испытали на себе силу ее огненной молитвы, что как птица летела к престолу Божию.

Но жила она очень прикровенно. Молитвенный подвиг свой скрывала. Была уже прозорливой старицей, схимницей, к ней приезжали иеромонахи, игумены, протоиереи, а соседи недоумевали: «Почему это к нашей бабушке Даше из Оптиной столько батюшек приехало?» Вот так можно жить по соседству со старицей и не узнать ее.

И у меня возникло чувство, что не закончен наш разговор о старцах и старицах. Будет продолжение. Потому что ничего случайного не бывает.

Действительно, через пару дней в этой же келье познакомилась я с Ларисой, врачом из Калуги, которая, спустя некоторое время, пригласила меня приехать к ней в Калугу в гости. Приехать, чтобы услышать рассказ о старице нашего времени.

Обаятельная, милая женщина, Наталья Ивановна Щербакова, рассказала мне о своей духовной матери, схимонахине Марии (Стецкой). Судьба этой старицы была удивительной, жизнь ее протекала в русле Божьего Промысла. Наталья Ивановна попросила меня написать о старице. Мне и самой очень захотелось это сделать.

В беседе с духовным отцом, игуменом А., я сокрушалась, что нет у меня никаких свидетельств о жизни старицы, кроме рассказа одной ее духовной дочери. А ведь этого мало! Чтобы писать о старице, нужны свидетельства многих людей.

– На все воля Божия. Если есть воля Божия рассказать о старице, то Господь пошлет людей, которые поделятся воспоминаниями о ней.

На следующий день мне внезапно позвонила и попросила о встрече одна паломница, вместе с которой жили мы в келье Оптинской гостиницы год назад. И – вдруг:

– Оля, я завтра уезжаю домой, в Хабаровск. Ты тут за меня помолись, а я за тебя там свечку поставлю.

– Хабаровск? Света, а есть у тебя друзья в Комсомольске-на Амуре?

– Есть. Подруга.

– Мне очень нужно про старицу узнать, схимонахиню Марию Стецкую, сможешь?

– Попробую.

На том и расстались. Признаться, я думала, что, вернувшись домой, Светлана забудет о просьбе: после отпуска дела навалятся. К моему удивлению и радости, через неделю мне позвонили из Комсомольска-на-Амуре.

И пошли письма, сканированные документы, бандероли. Люди помнили о матушке и любили ее. Потом последовали звонки из разных концов России: Москва, Орел, Псковская земля. Я не успевала удивляться. А удивляться-то было нечему: когда Господь не хочет, чтобы светильник оставался под спудом, открываются все двери.

Вот так и смогла я написать рассказ об удивительной старице наших дней, схимонахине Марии. А если будет воля Божия, то, может быть, когда-нибудь о матушке будет написана и книга.

Детство и юность

Родилась мать Мария 3 апреля 1922 года в Орловской губернии. Родители ее после свадьбы были вынуждены расстаться, так как отец отправился на заработки. По какой-то причине он задержался и не вернулся к обещанному сроку. Тогда свекровь стала выгонять из дома невестку – лишний рот в доме не нужен. Молодая женщина в слезах пошла в церковь и долго молилась, прося заступничества Божией Матери. Когда, уставшая от долгой молитвы, она опустилась на лавку в притворе, в тонком сне увидела чудесное видение. Ей явилась Божия Матерь. Владычица Небесная утешила ее и сказала, что муж скоро вернется домой, и что родятся у них три дочки. Особенно благословила беречь среднюю дочь.

Так все и произошло. А средней дочкой и была Мария. Девочка росла, и любимым ее занятием стала молитва. Совсем крошкой, она уходила в лес и молилась Богу в одиночестве. Так на ребенке с младенчества проявилась печать избранничества Божьего. Мария выросла и превратилась в невысокую, но красивую и стройную девушку: светловолосая, с серо-голубыми выразительными глазами, она привлекала к себе внимание. Но держала девушка себя строго, на танцы со сверстницами не ходила. Все также любила молитву.

К началу войны Мария – выпускница педагогического училища. Она поступила в разведшколу в Туле, а после нее была отправлена на фронт. Прошла всю войну, которая для нее окончилась только в 1946 году в Кенигсберге.

Тесный путь

После войны Мария вышла замуж, родила двух дочерей. Когда дочки подросли, она оставила мир и стала монахиней, а потом была подстрижена в схиму.

Монашество – это тайна. И каждый постриг – тоже тайна. Душа слышит глас Божий, откликается и идет за Богом. Мать Мария мало рассказывала или почти не рассказывала о себе, потому что духовная жизнь – она не напоказ. Поэтому чада ее узнавали о жизни матушки из случайно услышанных фраз, обрывков бесед, поздравлений к Дню Победы.

Храм в честь Успения Пресвятой Богородицы в г. Комсомольске-на-Амуре

Так ее чада и узнали о том, как в жизни Марии произошло такое же чудесное явление, как у ее родной мамы. Ей явилась Богородица и позвала за собой. Позвала оставить мир и благословила построить храм в честь Успения Пресвятой Богородицы в Комсомольске-на Амуре.

Много лет никто не знал о том, как же монахиня из средней полосы России оказалась на Дальнем Востоке. И лишь в конце жизни скупо, сдержанно упомянула она об этом чудесном явлении, когда ее расспрашивали многочисленные чада.

Так же случайно узнавали они о жизни матушки до пострига. Она была так скромна, что даже о ее фронтовой судьбе узнавали урывками. Увидит, допустим, Наталья на ногах матушки в летнюю жару теплые сапожки и спрашивает, отчего она так тепло одета. А матушка неохотно поясняет, что застудила ноги на переправе в годы войны, и вот сейчас старая простуда дает себя знать.

Знакомство с матушкой

Комсомольска-на-Амуре

Из Комсомольска-на-Амуре я получила множество писем, в которых искренне, с любовью, рассказывали о матушке. Чада описывали, как воздействовал на них сам облик матушки: простота, тишина, никакой экзальтации, спокойный тихий голос… Взгляд серо-голубых глаз глядел, кажется, прямо в душу.

Раба Божия Татьяна пишет так: «Первое, что я увидела в ее облике – это глаза. Они смотрели на меня с такой любовью! Любовь проливалась из них светлым потоком. И я оказалась в этом бесконечном потоке, ливне любви, и ощутила себя как в детстве, в безопасности, под теплой материнской защитой. Я стояла в каком-то блаженном оцепенении, и забыла все приготовленные вопросы. И думала: зачем я буду о чем-то спрашивать, ведь все понятно и так. Есть Бог, и все от Него, и все в Его воле».

Одна из близких чад матушки, Наталья Ивановна, на момент знакомства со старицей работала в техникуме в Комсомольске-на-Амуре заведующей кафедрой и преподавала технологию машиностроения. На работе у нее в тот момент обстановка была напряженная.

Начала Наталья Ивановна воцерковляться, после службы в храме помогать, и храм этот быстро стал для нее родным. И вот в мае 1998 года, как обычно, в воскресный день, пришла она на службу. А после службы попросили ее подсвечники почистить. Вдруг – видит: толпа народу собралась вокруг какой-то монахини, и все радостно повторяют: «Матушка приехала, матушка приехала!» А Наталья Ивановна была с ней незнакома. Так ей захотелось подойти к этой матушке, познакомиться, а надо послушание исполнять. Отойдет она от подсвечников, а через толпу никак пробиться к матушке не может. Вернется назад и опять подсвечники чистит. И так несколько раз.

Только в очередной раз поднимает Наталья Ивановна голову – а прямо перед ней мать Мария стоит. Смотрит пристально, внимательно, глаза в глаза. Наталью Ивановну как током ударило, такой это был сосредоточенный, ясный, четкий взгляд. Казалось, матушка видит все, что в ней, Наталье Ивановне, есть и было.

Улыбнувшись, мать Мария спросила, где и кем работает Наталья. А потом неожиданно сказала:

– Помолись, когда на работу пойдешь.

Тут матушку священник увел, а на прощанье она эти слова еще раз повторила:

– Не забудь, помолись, когда на работу пойдешь.

Так Наталья Ивановна и сделала. И – чудесным образом наладилось все на работе. Обстановка совершенно изменилась, и работать стало очень приятно. Так матушка духом прозрела все ее неприятности на работе и помогла с ними справиться.

Стала Наталья Ивановна духовным чадом схимонахини Марии и окормлялась у старицы 8 лет, до самой ее смерти в 2006 году.

Молитвенница

Матушка была молитвенницей. Один раз Наталья была свидетельницей ее молитвы. Шел разговор о каком-то происшествии, и мать Мария, отвернувшись, помолилась за человека, попавшего в беду. Наталья вспоминает, что была поражена этой краткой молитвой: матушка обращалась к Божией Матери так, как будто Она стояла рядом. Молилась схимонахиня Мария за всех своих чад и духом чувствовала, когда им плохо. Чада чувствовали молитву старицы. По ее молитве в жизни все налаживалось, становилось на свои места. Помогала матушкина молитва в трудных жизненных обстоятельствах.

Однажды Наталья тяжело заболела. Обычно у нее всегда был запас лекарств, потому что в то время ее мучили частые ангины. А тут, как на зло, все лекарства кончились. Наталья измерила температуру – ртутный столбик уже превысил отметку в 39 градусов. С трудом встав с постели, пошатываясь, подошла к шкафу, еще раз проверила коробку с лекарствами – нет ничего, пусто. Даже жаропонижающего нет. Легла в постель снова, и почувствовала, как тяжело дышать – начался отек. Наталья попыталась молиться, но в голове все путалось. Запомнила, что последние слова были обращены к духовной матери, и как будто провалилась куда-то.

Утром проснулась от солнечного луча, играющего на подушке. Голова не болела, была легкой, все тело – полным бодрости и сил. Абсолютно здорова! Наташа оделась и поехала к матушке. Поднимается по ступенькам, а матушка сама уже ей дверь открывает и – с порога:

– Поправилась? И слава Богу!

Раба Божия Александра из Комсомольска-на Амуре рассказала в письме, как по молитвам матушки прошло хроническое кожное заболевание у ее матери, мучившее ее много лет, и отступившее на следующий день после молитвы старицы.

Также Александра рассказала о тяжелой болезни и исцелении маленького внука, который лежал в инфекционном отделении. Полуторагодовалый ребенок находился в таком тяжелом состоянии, что решили делать переливание крови, уколы и капельницы уже не помогали. Александра в слезах поехала к матушке и попросила ее святых молитв за ребенка. На следующий день состояние внука значительно улучшилось, переливание крови делать не пришлось, ребенок выздоровел, и его выписали из больницы.

Александра написала о том, как ценили люди молитвы и благословение старицы, сколько выздоровлений произошло, как люди получали жилье, как открывались все двери, легко покупались билеты, и благополучной была дорога.

Собор в честь Казанской иконы Божией Матери в г. Комсомольске-на-Амуре Певчая собора Казанской иконы Божией Матери Грищенко Ольга Дмитриевна написала о том, как молитва матушки помогла ее маленькой дочери: «В июне 1998 года у нас родилась дочь Елена. Когда ей был один месяц, врач-окулист сказала, что в одном глазике перекрыт слезный канал. И даже назначила на вторник операцию по проколу канала.

Глазик у дочки гноился. Было очень страшно, ведь доченька совсем маленькая. Я знала, что сейчас в городе находится матушка схимонахиня Мария из Москвы, к которой многие обращались с просьбами, недоумениями, проблемами. И приходила помощь по ее молитвам.

Я взяла свою Леночку и пошла к матушке, рассказала ей о болезни дочурки. Матушка приняла нас ласково. Сказала, что, в первую очередь, нужно обращаться к небесному врачу, а потом уже к земному. Потом матушка замолчала и задумалась. Я только позднее поняла, что это она молилась за нас, грешных. Затем мать Мария сказала, что во время родов была травма, пережат слезный канал. Благословила заказать водосвятный молебен Казанской иконе Божией Матери, и водой с молебна промывать глазик. Что мы и сделали.

А когда пришли во вторник к окулисту, врач сказала, что операция не нужна, слезный канал открылся. Вот так Господь и Божия Матерь по молитве матушки наши слезки утерли».

Жительница Комсомольска-на-Амуре, Мартова Тамара, рассказывает в письме, как, по молитве старицы, отошли тяжелые искушения. Семья Тамары (она сама, муж, дочь, брат и мама) собралась эмигрировать. Оставалось 2 недели до отъезда, и билеты уже заказаны, и вещи собраны. Но на душе было неспокойно. Что ждет их в чужой стране?

И Тамара с дочкой пошли в храм. Там в это время была мать Мария. Тамара с дочкой подошли к ней и поделились своими переживаниями. Старица сказала: «Там, куда вы едете, рабы нужны». И благословила их остаться. Сразу же ушла вся тяжесть с сердца, они очень обрадовались благословению матушки. Но как было повернуть все события вспять – непонятно. Ведь муж и брат хотели уехать. Напоследок Тамара спросила у матушки: «Как сделать, чтобы мы не поехали?»

А потом, по словам Тамары, произошло настоящее чудо. Возвращаются они с дочкой домой, волнуются, переживают. Как с мужчинами объясняться? Тут вдруг приходит к ним брат и говорит: «Я пока не поеду». А Тамара с мужем в один голос радостно отвечают: «И мы не поедем!» Так и остались в родных краях, о чем сейчас нисколько не жалеют. Так семья Тамары избежала необдуманного поступка, и сейчас все они вспоминают об этом радостью.

Молитва схимонахини Марии помогала не только в трудных жизненных обстоятельствах. Главным было то, что молилась она о спасении людей, о том, чтобы пришли они к вере, чтобы жили благочестиво.

Духовные дары старицы

По воспоминаниям чад, мать Мария была очень скромным, смиренным человеком. Она была подвижницей и, как все подвижники, мало ела, кушала обычно чайной ложкой и совсем простую пищу. Часто болела, но старалась не принимать лекарств. Главным лекарством для нее было святое Причастие, святая вода и просфоры.

Но других к такой аскетической жизни она не призывала, так как обладала духовным рассуждением и знала, кто сколько может понести. Так раба Божия Александра прислала письмо матушки с советами о посте. Вот отрывок из письма:

«В отношении еды ты сама не бери на себя больше, чем надо, а то немало случаев больших бед после самочинных подвигов. Придерживайся середины и будет хорошо; а то хитро подойдет (враг), ослабит последние телесные силы, и никуда не будет годно, ни молиться, ни физически трудиться, вот ему радость. Так что, дорогая, очень важно внутреннее перерождение: желание ничего плохого не только не делать, но и не помышлять».

Матушка была кроткой и терпеливой. Наталья Ивановна вспоминает, как один раз матушка тяжело болела. Наталья пришла ее проведать. Смотрит – а на прикроватном столике стоит настольная лампочка без абажура. И яркий свет бьет матушке прямо в глаза. Ахнула Наталья, стала убирать лампочку. А келейница расстроилась: вспомнила, что матушка кротко попросила убрать лампу. Она и хотела убрать, да закрутилась по хозяйству и забыла. А матушка, попросив один раз, замолчала и больше не жаловалась на яркий свет, бьющий ей, страдающей от болезни, прямо в глаза. Молча терпела.

Еще матушка была строгой. В одном из монастырей она внезапно отчитала человека, который впал в уныние и решил уйти в мир. Он никому не открывал мучающие его помыслы, и был поражен, когда схимонахиня эти помыслы обличила. Матушка отругала его и, видимо, помолилась, потому что отступили от него бесовские помыслы. Отошло уныние, и он только радостно повторял окружающим:

– Ну и матушка! Ай да матушка!

Был и такой случай: поехала Наталья Ивановна с одной сестрой к матушке. Заходят они в электричку, а у сестры – чемодан довольно большой. Наталья предложила вдвоем его на верхнюю полку поставить, чтобы людям не мешал в проходе. Но сестра отказалась:

– Пусть стоит, где стоит. Ничего, кому надо, обойдут! Буду я тут еще ради чужого удобства возиться с такой тяжестью!

А тут на остановке зашел народ, стало тесно, и чемодан этот очень мешал людям всю дорогу.

Когда к старице приехали, она Наталью встретила приветливо, а на ее спутницу смотрела строго, укоризненно. Та ничего не поняла: почему это матушка ею недовольна?! А мать Мария и говорит:

– Почему только о себе думаешь? О людях почему не заботишься?! Вот так православная!

В другой раз после службы в храме старица вдруг обратилась к служащему священнику с вопросом об одной певчей на клиросе. Священник с недоумением ответил, что действительно, поет на клиросе такая сестра, но сейчас ее нет, она дома, готовится к сессии. Тогда мать Мария попросила отвезти ее к этой сестре. Сели они в машину, поехали. Приезжают к этой девушке, а старица говорит, что хочет побывать у нее на даче. Все, конечно, в недоумении, но поскольку мать Марию давно знают, ни о чем не расспрашивают, а слушаются.

Вот уже и на дачу приехали. Матушка им и говорит:

– Вы все в машине посидите, а мне нужно тут пройтись, осмотреться.

И, выйдя из машины, идет на соседний участок. Начинает ходить по чужому огороду, прогуливаться. Сидящие в машине молчат. Ждут, что дальше будет. Вдруг открывается дверь домика, что на соседнем участке, выходит мужчина. Растрепанный какой-то, воротник рубашки расстегнут на несколько пуговиц. Подходит он к матушке и начинает у нее что-то спрашивать. Сначала вроде сердито, а потом успокаивается. Вот они уже вместе ходят между грядок и говорят что-то неспешно. И даже улыбаются.

Через какое-то время матушка заканчивает разговор. Мужчина провожает ее и просит благословения. Мать Мария садится в машину и, ничего не объясняя, говорит:

– А теперь поедем назад в храм.

Расспрашивать старицу никто ни о чем не решился. Шли дни. Постепенно эта история стала забываться. Только месяц спустя священник узнал этого растрепанного соседа по даче в элегантно одетом мужчине. Он пришел на исповедь:

– Хочу я грех свой исповедать, батюшка! Помните, вы ко мне в сад приезжали, матушку ту чудесную с собой привозили? А я ведь тогда тяжелые времена переживал, испытывал сильное уныние. И решил покончить с собой. Повеситься. Я уже на чердак залез и петлю сделал, собрался эту петлю на шею надеть – слышу шум какой-то на участке. Кто-то чужой ходит. Ладно, думаю, успею я повеситься. Сейчас посмотрю, кто там ходит, а потом и повешусь.

Вышел, а там – матушка. Поговорил я с ней. А после разговора так мне на душе хорошо стало! Все скорби отошли куда-то! Солнце светит, птицы поют, гладиолусы мои любимые распускаются! Хорошо! Что это, я думаю, вешаться надумал, что за помрачение рассудка нашло?! Пошел, снял веревку. И вот – дальше живу. А постепенно и жизненные обстоятельства к лучшему изменились. Я вот пришел покаяться в попытке самоубийства. Отпустите грех, батюшка! Может, епитимью какую…

Рассказ настоятеля храма в честь Успения Пресвятой Богородицы игумена П.

«Хочу сказать, что я по натуре человек скептического склада, поэтому можете не опасаться с моей стороны каких-либо преувеличений в оценке личности матушки Марии. Речь пойдет исключительно о том, “что мы слышали, что видели своими очами, что рассматривали и что осязали руки наши” (1Ин.1-1).

Вот с рук, пожалуй, и начну, то есть, с истории нашего с ней знакомства. Свой первый приход я получил в год тысячелетия Крещения Руси (1988). Прибыв на него в город Комсомольск-на-Амуре, нашел там переделанный под церковь небольшой жилой дом в довольно плачевном состоянии.

На одной из ближайших служб призвал прихожан вносить пожертвования для ремонта здания. Мой призыв особого эффекта не имел, то ли по бедности малочисленной паствы, то ли оттого, что люди хотели сперва присмотреться к новому батюшке. Надо сказать, оснований для недоверия мой предшественник оставил им предостаточно. Да и сам я, как увидите ниже, был далек от апостольской нестяжательности.

Однажды на вечерне замечаю в храме незнакомую старушку в темно-сером плаще и большом черном платке, в несколько слоев намотанном на голову. Поверх него натянут жгут каких-то нелепых выпуклых очков, похожих на летные или сварочные. Сдвинутые на лоб, они производят довольно комическое впечатление.

Но мне – не до смеха, так как мои прихожане, явно забыв о молитве, обступили эту «летчицу» и без конца суют ей в руки и в карманы какие-то бумажки. Во время каждения убеждаюсь в том, что это – поминальные записки и деньги. Моему внутреннему возмущению нет предела: “Как так! Кружки стоят пустые, старая штукатурка на голову осыпается, а тут без настоятельского благословения какая-то залетная смеет последнее отнимать! Да еще во время службы!”

Еле дождался окончания всенощной, но не успел и рта раскрыть, как старушка сама ко мне подошла со свертком в руках.

– Вот, – говорит, – батюшка, вы в храме Успения Божией Матери служите… Примите же от нас, москвичей, во славу Пречистой. (Матушка много лет в столице прожила).

Я край газетки отвернул, смотрю – ризы голубые парчовые, о каких тогда и мечтать не смел.

– Нет, – отвечаю, – не приму. Что это вы тут на службе мне устроили? Или в Москве не принято на сбор пожертвований в храме у священника благословляться?!

Она поклонилась и вышла, оставив сверток на панихидном столе.

На следующий день, по случаю престольного праздника, после Литургии во дворе была накрыта трапеза, на которую я велел и нашу гостью пригласить. Сижу с причтом на одном конце стола, а она – на другом. Поглядываю на нее невольно: характерная аскетическая бледность лица с оливковым оттенком и глаза какие-то необыкновенные. Уже много позже понял – так смотрит бесстрастие…

Матушка же на меня никакого внимания не обращала и, как мне сначала показалось, вполголоса рассказывала соседям о посещении каких-то приходов, попутно давая характеристики служившим на них пастырям примерно в таком ключе: “Батюшка там очень хороший, только вот зачем же он то-то и то-то делает, ведь так не полагается, грех…” Ну, думаю, час от часу не легче, теперь еще и духовенство прилюдно будет обсуждать…

Но вдруг как током меня ударило – она же мои, мои тайные грехи обличает! Ну да, – это я вчера сам сделал, и это про меня, и это – тоже!

После трапезы подошел я к Матушке со словами: “Простите, вижу вы непростой человек…” Пригласил ее в свою келью, и тут уж пошел прямой и нелицеприятный разговор.

Выяснилось, что Матушка знает про меня все, знает больше, чем я сам. Между прочим, спросила:

– Батюшка, а почему у вас руки такие красные?

– Как красные? – удивляюсь, – обыкновенные руки, всегда такие были.

– Да нет, красные. Правда, не такие как у одного старосты, который и кружки тайно вскрывает, и домой вещи из храма тащит… У него прямо огнем горят и по локоть, а у вас – только вот до сих пор, и такие, красноватенькие. Может, все-таки где-то непорядок с документами или на себя что-то лишнее истратили?

Ну, конечно, был грех. Я ведь не только храм благоукрашал, кое-что из церковных средств и на личные нужды шло, на обстановку домашнюю, на утешение плоти…

В общем, пришлось не только рукам краснеть.

А еще рассказала Матушка, как приход этот в 60-е годы, во время хрущевских гонений, по велению Самой Богородицы открывала. Явилась Она ей
в сонном видении и сказала: “Есть такой город – Комсомольск-на-Амуре. Ты должна там храм в честь Моего Успения открыть”.

Матушка когда, проснувшись, на карту поглядела – ахнула: чуть не десять тысяч километров от Москвы! Засомневалась – не прелесть ли какая? После этого вскоре ее паралич разбил, и Богородица еще дважды приходила, повторяя: “Поезжай!” И когда решилась ехать – встала на ноги».

Рассказ прихожан храма в честь Успения Пресвятой Богородицы

«Современный приход Успения Пресвятой Богородицы появился в Комсомольске-на-Амуре в конце 60-х годов по воле самой Пресвятой Богородицы. Мать Мария приехала в наш город выполнять наказ Божией Матери вместе со своей сестрой. Приехав, они познакомились с верующими женщинами и молились дома у одной из них.

Господь вразумил купить дом под храм. И вот четыре женщины: Юлия Ивановна Беговаткина, Валентина Митрофановна Макарова, Евгения Ивановна Журавлева, Мария Константиновна Шиш – на свои средства купили дом по улице Лермонтова, 83а. Властям это не понравилось, и они собрали товарищеский суд. Но на суде народ заступился за верующих, сказав: “Пусть бабушки молятся”.

Перестраивали дом под церковь всем миром. От руки переписывались богослужебные тексты, акафисты, панихиды. Из подручных материалов изготавливали церковную утварь. Окормлять верующих, служить, исповедовать приезжали священники из Хабаровска: иеромонах Анатолий, игумен Серафим, протоиерей Димитрий.

Мать Мария помогала в строительстве храма и молитвой, и средствами, которые жертвовали верующие люди. Она регулярно приезжала в Комсомольск-на Амуре, в течение 18-ти лет окормляла храм Успения и всех верующих этого города. Ездили из Комсомольска-на-Амуре и к ней в Орел. Как-то, по благословению настоятеля храма, одна из четырех женщин, собравших деньги на покупку дома под храм, будущая схимонахиня Евлогия, поехала к матушке в Орел за плащаницей Пресвятой Богородицы.

Заказали плащаницу в церковной мастерской. Когда она была готова, принесли в храм освятить. Священник, который освящал плащаницу, сказал, что ее как будто освятила Сама Богородица, такое сильное от нее благоухание. Плащаницу бережно упаковали, и мать Мария со своей спутницей поехали на вокзал, чтобы добраться на поезде до Москвы, а оттуда на самолете лететь на Дальний Восток.

Поезд должен был вот-вот отправиться. Им кто-то открыл заднюю дверь в вагоне, и они вошли и встали у купе проводника. Проводник удивился, увидев матушек, но разрешил им ехать. От плащаницы шло сильное благоухание. Некоторым пассажирам это благоухание показалось нестерпимым, они стали возмущаться и прикрывать двери в купе, не выдержав благодати от присутствия святыни.

Утром приехали в Москву, сели в автобус, чтобы доехать до аэропорта. Там повторилась та же история. Когда приехали в аэропорт, оказалось, что посадка уже закончилась, и самолет уже выруливает на взлетную полосу. Матушки начали молиться, и самолет задержали. Их попросили сесть в автобус и повезли к самолету.

Когда пошли к трапу, то увидели во всех иллюминаторах удивленные лица пассажиров. Люди ожидали увидеть каких-то важных персон, из-за которых задержали рейс. А вместо этого увидели двух пожилых женщин деревенского вида. А когда матушки вошли в салон самолета, вокруг снова разлилось благоухание».

Плащаница была привезена в храм как раз накануне престольного праздника – Успения Пресвятой Богородицы.

Последний раз схимонахиня Мария приезжала в Комсомольск-на Амуре в 2000 году, когда ей было уже 78 лет. В такие почтенные годы она ехала через всю страну на Дальний Восток в свой любимый храм, к своим чадам. Умерла матушка в 2006 году, в возрасте 84-х лет, и похоронена в городе Орле на Афанасьевском кладбище, рядом с женским монастырем.

Источник: https://pravoslavie.ru/65944.html

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *