иером. Антоний (Малинский). Через искусство к осознанию действительности

Каждому человеку Бог дает в этой жизни реализовать свое предназначение: спасаясь, указать на Истину и подтолкнуть к осознанию Бога своего ближнего. Для этого есть масса способов: кто – то спасается в монастыре, и рано или поздно его жизнь в Боге становится видна окружающим, как источник света во тьме. Кто – то идет к ближнему без слов проповеди, но с христианским желанием просто помочь, и такой пример дает почувствовать в помощнике десницу Божию. Примеров можно привести множество, но остановиться хочется на одном – современном. Уже не однократно говорилось о том, насколько тонким искусством является искусство кинематографии. Режиссер, сценарист, вся съемочная группа, осознавая единую, цельную идею картины, стремятся, чтобы каждое движение, каждый диалог передавал смысл и содержание этой идеи. Идеи иногда бывают очень, очень положительными, и труд, положенный ради этой очень, очень хорошей идеи, несомненно, приносит свои плоды.
Хотелось бы сказать о новой кинокартине «Кандагар», где показан, на мой взгляд, в первую очередь не героизм, не ислам в представлении Талибов, а человек с присущим ему человеческим фактором существования. Так живем мы сейчас, ищем реализации своих привычек, вырываемся из уз нашего плена, для каждого разного. Чтобы кому – то не показалось, что мой отзыв критичен, сразу хочу сказать, что фильм мне понравился цельностью его идеи, которая характерна тем, что фильм нельзя смотреть в два или три приема, как делаем иногда мы, засыпая в середине фильма на диване. Его нужно смотреть сразу и полностью, только тогда можно понять, что происходит с нашими летчиками, которые заслуженно получили высокие Российские награды, причем происходит не внешне, но внутри каждого из них. Особо поразили в фильме слова Талиба, который указывал на причины тех надежд, которые имели они, говоря о своей победе. «Вы думаете, что весь мир должен подчиняться вам только потому, что у вас есть атомная бомба, – говорит он. – На самом деле вы слабые, вы боитесь даже собственной силы. Через несколько лет у нас тоже будет атомная бомба, тогда мир изменится, вы давно отошли от заветов вашего Иисуса! Вы позволяете вашим женщинам продавать свое тело, вы жените гомосексуалистов и устраиваете концерты в ваших храмах, поэтому мы победим вас, как вы когда – то победили Рим. Бедные и голодные всегда побеждают сытых и богатых, если у голодных есть вера, а у сытых её нет! Мы воюем за нашу веру, а вы воюете за бензин в ваших бензобаках»!
Эти слова заставляют нас задуматься, причем не только об аспектах взаимоотношений с исламскими экстремистами, но, прежде всего, о том, как живем мы. А как мы живем? Мы теряем ценности!!! Живя в исконно христианском Государстве, каждый из нас знает о Священной книге каждого христианина – Библии. Так вот, открывая Ветхий Завет, мы сталкиваемся с удивительной картиной человеческой слабости – Бог ищет верности у своего народа, а народ раз за разом уходит от Бога, предает Его. Бог дает понять, осознать степень нового падения и через скорби, пленения, как педагогические меры, возвращает человека в свои отеческие объятья. Это история не только Ветхого Завета, это история и Государства Российского. В нашей истории была масса явных и скрытых отступлений: княжеские междоусобицы, деспотизм отдельных монархов, бунты и оскудение нравов, но и страдания наши тоже не малы, их даже сложно перечислять за их обилием. Но Бог всегда как Отец «напоминал» о себе, давал силы к Нему вернуться. Сразу возникает вопрос о том, как живем сейчас мы, есть недостатки современного общества…? И каковы они?
Несомненно, есть! Один из первых недостатков – упорное следование за таковым явлением, как лже-свобода. Нам кажется, что быть свободным – это значит быть свободным абсолютно от всего: от принципов морали, от осознания собственной истории и самобытности. Мы прошли порядочно – долгий исторический путь, что зря что ли шли? Мы, конечно, помним, как выглядят наши исторические костюмы, знаем свой фольклор, бережно храним в музеях древние иконы, но где же наш положительный исторический опыт, который показывает, что любой кризис и катастрофу можно победить лишь в верности Богу? Опыт – то есть, что же мешает нам им пользоваться? Стремление открыть Европе не «окно», через которое можно взять технологии, опыт работы над ошибками, но «дверь», через которую к нам проникают чуждые культуры взаимоотношений с Богом, сами неисправленные ошибки, ставшие фундаментом современных социальных явлений. О чем идет речь? Давайте приведем несколько примеров.
Взаимоотношения родителя и чада. Чадо, пока маленькое, показывает некоторые недостатки, родитель, осознавая то, что, не исправляя их в своем сыне или дочери, он рискует допустить в ребенке процесс разрастания маленького недостаточка в большой недостаток. Естественно, родитель педагогически, через наказание (как педагогическое явление, не имеющее ничего общего с жестокостью) стремится исправить ребенка. Уберечь его от того, чтобы маленький недостаток не вырос вместе с чадом и уже представлял угрозу не только для него, но и окружающих. То же самое мы говорили о Боге, который иногда тоже «ставит в угол» каждого из нас, а то и целые народы. Бог каждому стремится помочь осознать гибельность пути и исправиться! «Детский» пример, казалось бы, должен подталкивать нас к пониманию, что такое современная жизнь, почему в ней происходят катастрофы и возникают кризисы. Просто мы иногда бываем наказаны, но ведь родитель наказывает нас так же, как и Бог, не для того, чтобы отомстить нам за плохое поведение, но чтобы исправить, сделать лучше, вернуть в свои отеческие объятья. Ведь пока мы маленькие, нам комфортно жить под родительской опекой (конечно, пример благополучной семьи), потом, выходя во взрослую жизнь, мы сталкиваемся с реальностью мира. Сознательно отвергая родителей в юном возрасте, мы не понимаем иногда, почему и за что на нас «сваливаются» такие трудности. В отношениях с Богом мы тоже иногда недоумеваем, что же Он нам не помогает, забывая, что сами Его отвергли. Каждый из нас во взаимоотношениях с Богом, отцом, матерью может не понять педагогических целей, озлобиться, обвинить в своих бедах педагога и попытаться оправдать себя. Именно это сейчас и происходит. Мы не хотим понять норм морали, хотим легализовать то, что легализации не подлежит, а когда сталкиваемся с педагогической мерой любящего нас Бога, тогда стремимся оправдать себя, отвлечь внимание других от причины наказания, указать на общий порядок вещей, которому следуем. Мы не хотим соглашаться с Богом, как с Отцом и Педагогом, причем свое несогласие хотим представить общим порядком вещей. Мы позволяем себе все да просто потому, что так правильно. Мы не имеем права воспитывать своих детей, и Бог нас «не имеет права воспитывать» (даже влагая эти слова в чужие уста страшно их произносить). Такой порядок вещей сейчас, – говорим мы, – и предлагаем детям протестовать против родительской опеки с помощью правовой технологии Ювенальной Юстиции. Вот о каком оскудении говорит Талиб в «Кандагаре», вот где забывчивость об историческом опыте!!! Мы не против того, чтобы нас слушались наши дети, мы против того, чтобы слушаться Бога! Нельзя разрывать то, что всегда являлось ячейкой общества – семью, только лишь из своего представления о Божественной воле о каждом из нас. Мы победили фашизм, до сих пор содрогаемся от названий «Бухенвальд» и «Дахау». Разве мы боролись с фашизмом только лишь потому, что авторами данного режима были не мы? Любой ветеран сочтет такое утверждение кощунством. Что же предлагает нам западная технология Ювенальной Юстиции? Мы знаем по опыту наших соотечественников, которые столкнулись с его разрушительной силой, способной сломать, исковеркать семью как земной пример Божественного порядка наших взаимоотношений с Богом. Зачем мы возвращаемся к тому, что победили? Только из – за желания поступать, как хочется, вне зависимости от голоса совести и народного опыта и самосознания. Пока не поздно остаться народом, нужно сказать нет чужим ошибкам и не воздвигать на них свои разрушительные технологии, убивающие человека в человеке!